ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Преподавание литературы

Уроки по теме "Новая историческая действительность и "новый человек"; их отражение в русской литературе 20–30-х годов XX века". На примере произведений М.Булгакова и М.Зощенко

Добавлено: 2021.12.03
Просмотров: 19

Майракова Наталья Николаевна, учитель

1-й урок-лекция “Сатирические произведения М.Булгакова и М.Зощенко”.

Цель: Познакомить с особенностями эпохи, с особенностями творческой манеры писателей М. Булгакова и М. Зощенко. (Тезисы).

1. Сатирические произведения М. Зощенко и М. Булгакова стали откликом на культурную и социально-историческую ситуацию в советской России первой половины 20-х годов. Величайшее социальное явление, переворот в общественной жизни России- Октябрьская революция- породила “нового человека”, характер которого потрясает своими ничтожными интеллектуальными и нравственными вывихами. Героя рассказа М.Зощенко “Тормоз Вестингауза” Володьку Бокова и персонажа повести М.Булгакова “Собачье сердце” Шарикова объединяет многое: оба олицетворяют формулу из Интернационала о том, что “кто был ничем, тот станет всем”, оба в своей принадлежности к якобы самому прогрессивному классу видят привилегию. Оба героя – представители городских низов, не приобщенные не только к высотам отечественной культуры, но и в принципе не имеющие понятия о нравственности. Шариков ощущает себя “тружеником”, только потому, что ничего не имеет, у него нет собственности, следовательно, он не “нэпман”, чем он и гордится, не смущает его и то, что он живет и кормится за счет Преображенского. Володька Боков- “такой человек, что все ему можно”, т.к. “родной дед был коровьим пастухом, и мамаша его была наипростая баба”, следовательно, и “замести” его не могут “в силу происхождения”: “Пущай я чего хочешь сделаю – во всем мне будет льгота”. Рабская психология тоже свойственна обоим героям. Володька Боков после своего дерзкого поступка “испугался малость”, но тут же нашелся, желая избежать наказания, он требует задержать “поднатчика”. Когда Профессор Преображенский и доктор Борменталь воспитывают Шарикова, испуганный, “оглушенный нападением с двух сторон”, он указывает на Швондера, который рекомендовал ему переписку Энгельса с Каутским. Но после слов выпада Филиппа Филипповича в адрес Швондера Шариков “злобно и иронически начал коситься на профессора”.Это граждане новой России, “маленькие люди”, быстро овладевшие революционной фразеологией, но не сумевшие преодолеть инерцию прежних привычек и представлений, строительство нового общественного строя они понимают как удовлетворение собственных ущемленных до революции потребностей.

2. Многие критики полагали, что герои Зощенко – это своеобразное преломление “старого человека” “от Гоголя до Достоевского” (М. Левидов). В.С. Баевский писал: “Что-то в нем было от Гоголя: часто при виде трудной жизни России смех его становится горьким, а его маленький человек кажется потомком Акакия Акакиевича Башмачкина из “Шинели”.Действительно, эти герои во многом обезличены долгой жизнью в унизительных условиях, озлоблены, забиты, не всегда осознают причины своего приниженного существования. Но именно они, “обработанные” новой идеологией и пропагандой, начинают осознавать классовое превосходство над “аристократами ” и “буржуями”. Они убеждены в своей пролетарской “чистопородности”, которая автоматически делает их лучше всех “непролетариев”. Таков герой рассказа “Тормоз Вестингауза” Володька Боков, пытающийся остановить поезд, доказав всем свою значимость. Другой герой самого известного из рассказов Зощенко “Аристократка” ощущает себя “у власти”, т.к. состоит в “комячейке”, оценивает человека по внешнему виду, манере одеваться. Несмотря на конфуз с деньгами, он даже прочитал мораль с позиций пролетариата: “Не в деньгах, гражданка, счастье”. “Маленькие люди” нового времени претендуют на роль хозяев жизни. Герой рассказа “Пациентка” Дмитрий Наумыч, знающий “четыре правила арифметики” раздувается от собственного величия и благородства. Читатель не без труда увидит то новое, что появилось в характере “маленького человека”: нет в них прежней мечтательности, нет одиночества, не страдает он от попираемого чувства собственного достоинства. Напротив: уверенность в себе, наглость, теперь “маленький человек” не мучается вопросом, чем он хуже сильных мира, он сам возвысился до них. Никто из персонажей Зощенко и Булгакова не осознает, что разрушение “плохого старого” привело к деформации нравственных ценностей.

3. М. Булгаков и М. Зощенко в своих произведениях создали образы “новых людей”, ставших хозяевами жизни после октября 17 года. Но оценка того, что произошло после исторического события, у писателей различна. М. Зощенко на вопрос о том, почему он искажает русский язык, отвечал: “Я почти ничего не искажаю. Я пишу на том языке, на котором сейчас говорит и думает улица”. Писатель указывал на временность явления, которое отразилось в речи его героев. По его признанию, он лишь восполняет разрыв, который произошел между литературой и улицей, но писать так, как пишет, к примеру, Леонид Андреев, уже не будут в новой России. Внимание читателя будет приковано к переживанию нового человека, который не является наследником традиционной русской культуры с ее гуманистическими принципами.

М. Булгаков же, изобразив рождение “нового человека” в лабораторных условиях, показал роль интеллигенции в этом процессе и предсказал опасность и для самой интеллигенции и для страны. Надо отметить, что не только в художественных произведениях М. Булгакова звучит апокалипсическая нота. В “Письмах Правительству СССР” он усилит эту мысль, сказав о своей творческой позиции, о “…глубоком скептицизме в отношении революционного процесса”, который происходит “в моей отсталой стране”. Переживания писателя связаны с тем, что нарушен ход истории, а самое главное – во всем уродстве проявились те “страшные черты моего народа, те его черты, которые задолго до революции вызывали глубочайшие страдания моего учителя М.Е. Салтыкова-Щедрина”.

2-й урок по теме “Новая действительность” и “новый человек” в изображении М. Булгакова и М. Зощенко”.

Цель урока: помочь учащимся при работе с текстами увидеть те черты “маленького человека”, над которыми нельзя не задуматься.

План:

1. Сообщения учащихся по биографиям писателей.

Вопросы классу: Что общего во взаимоотношениях писателей с властью? Какой видят они роль писателя в обществе?

2. Эвристическая беседа по теме “Быт и нравы Москвы 20-х годов в произведении М.Булгакова “Собачье сердце”. Какой видит Москву читатель? Как в истории Калабуховского дома отразилась история России, в чем метафорический смысл понятия “разруха”? Какие еще детали, свидетельствующие о “новой действительности”, можно назвать?

3. Работа с текстами произведений. Прочитайте эпизоды гл.6 “Воспитание Шарикова” от слов “Часы на стене рядом с деревянным рябчиком…” до прихода Швондера и 8 гл. до слов “Следующую ночь в кабинете профессора…”. Сравните поведение Шарикова, как оно меняется, что новое появляется в нем? Что смешно, а что страшно в герое?

4. Расскажите о новых хозяевах жизни. Какие приемы использует автор, создавая образы Швондера и представителей домкома? Что для этих людей является “самой важной на свете вещью”? Что имеет в виду Борменталь, говоря, что “Швондер и есть самый главный дурак”?

5. Прочитайте рассказ М. Зощенко “Тормоз Вестингауза”. Какие черты Володьки Бокова напоминают черты Шарикова?

6. Какими мы видим “новых людей” в сатирических произведениях писателей начала хх века?

7. Как вы думаете, какие черты своего народа Булгаков называл “страшными” в “Письмах Правительству СССР”?

Домашнее задание: напишите сочинение на тему: “Что в “маленьком человеке” XX века смешно, а что страшно?”.