ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Сочинения по литературе и русскому языку

Статья: Образ человека в русской классической и современной риторике

Добавлено: 2020.08.04
Просмотров: 9

Аннушкин В. И.

Определения природы человека, его происхождения, целей и смысла существования, описание принципов человеческого бытия обнаруживаются уже в ранних классических творениях русских ученых и философов, и если мы хотим сохранять культурную традицию, то необходимо проследить изменения оценок природы человека в разных философских и педагогических системах.

"Что есть человек, яко помниши и (т.е. как подумаешь о нем)?" – спрашивает Владимир Мономах в "Поучении чадам своим" и отвечает: – "Велий еси, Господи, и чудна дела твоя, никак же разум человеческ не может исповедати чудес Твоих… Иже кто не похвалит, не прославляет силы Твоея и Твоих великих чудес и доброт, устроенных на сем свете: како небо устроено, како ли солнце, како ли луна, како ли звезды, и тьма – свет, и земля на водах положена, Господи, Твоим промыслом. И сему чуду дивуемся, како от персти создав человека, како образы разноличные в человеческих лицах, аще и весь мир совокупить, не вси в один образ, но кыйже своим лиц образом…" [Древняя русская литература: 50].

Характерно, что Владимир Мономах вначале воздает хвалу Творцу, мирозданию, которое Он создал, лишь затем говорит о происхождении человека, после чего высказывается замечательная философско-риторическая мысль о том, что каждый человек есть личность, являющая свою сущность в индивидуальном "образе".

Слово образ – классическое понятие русской философии и риторики, выражающее индивидуальное отличие, духовный, душевный и телесный облик, вид, склад человека. Образ человека в риторике рассматривается как образ ритора, а поскольку основанием риторики являются этика, философия и образование, именно в общефилософской позиции, выраженной в конкретном тексте, необходимо искать объяснение взглядов на сущность человека в ту или иную эпоху.

Ранняя русская научно-педагогическая литература имеет множество гимнов человеческой природе – именно возвышающей стилистикой эти тексты отличаются от прохладно ученых определений человека, которые характерны для нового педагогического знания. Вдохновенные и выразительные слова ясно и определенно говорят о божественной природе человека. Вот "риторы-златоусты" Выговской литературной школы пишут тренировочные речи, среди которых обнаруживается и "Слово о человеке":

"Человек есть вещь дивна, велия и прекрасна, дивно от предивнаго Бога осуществованная, о себе стоящая и себе пребывающая, от души невещественныя и от плоти вещественныя пречюдне сложенная (определение через происхождение и части человека – А.В.).

Человек — преизрядное владычне создание, яко всесвятыма и неописанныма рукама божиима сплесканное, тако всесвятым и животворящим дуновением его оживленное (происхождение – А.В.). Человек — предизбраннейшее живущее: елико добротою живота, силою двизания и благолепием чювствования изобилно украшенное, толико светлостию словесньства и ясностию разума пребогато сияющее (разум и словесная природа человека – А.В.). Человек — всепредобрейшее долговечное животное, разумное, разсуждательное и удивительное, всякаго научения и всякаго художества, всякия хитрости удобоприимательное, яко Бога, тако Божия создания, видимаго и невидимаго, познавательное; толиким богатьством разумения, смышления и мудрости преизобилно кипящее, сугубое предивное, видимое и невидимое, смертное и безсмертное, временное и вечное, выспреносная глава, горезрящее око, многобеседная уста, доброглаголивый язык, мудросокровищное сердце, быстролетающая мысль, пернатый помысл, крилатый небовосходный ум, всеизрядный Божии поклонник, вторый Господня славословия ангел и, что много глаголати, … царь создания, владыка твари, обладатель обладаемых, господь вещественнаго мира, всекрасный образ присносущнаго и непостижимаго бога, по писанию глаголющему: и сотвори Бог человека по образу Божию сотвори его" [цит. по: Аннушкин: 148]

Идеями божественной сущности и величия человека как существа, наделенного способностями мыслить и говорить, начинаются лучшие отечественные учебники, обучающие "словесным наукам". Исходя из нее предлагается строить и образ речи. Н.Ф.Кошанский, учитель Пушкина в Царскосельском лицее, вдохновляет учеников, приступающих к изучению риторики и словесности, следующим рассуждением: "Ничто так не отличает человека от прочих животных, как сила ума и дар слова. Сии две способности неразлучны; они образуются вместе, взаимно и общими силами ведут человека к совершенству, к великой, небом ему указанной цели" [Кошанский: 1]. Приводя пример на топос определение, Кошанский дает определение человеку: "Что есть человек?.. Человек есть животное, одаренное разумом, словом и бессмертною душою" [Кошанский: 21].

Информационная природа связывает деяния человека с языком, словом, речью. Эти термины оказываются в классической научной и духовной литературе синонимами, означающими язык, речь, слово как инструмент межчеловеческого общения. Но природа человеческого слова адресует его к Божественному Слову-Логосу как принципу совершенного мироустройства. Оценка же языка и словесных поступков человека будет антонимична, поскольку с первородным грехом в человеческую природу вошли антонимические божественное и дьявольское начала. В фольклоре эта антонимичность выражается в противоположных оценках языка (язык мой – враг мой; язык – стяг, дружины водит; язык и кормит, и спину порет и т.д.), а в духовной литературе с одной стороны, будет сиять совершенное Божественное Слово (именно оно для христианина является "речевым идеалом"), с другой стороны, языку и человеческому слову будет даваться оценка как "неудержимому злу, исполненному смертоносного яда" (Иак. 1, 26; 3, 5-10). Научная литература будет давать положительную оценку риторике как науке об эффективной и целесообразной речи, но в отдельные периоды своей истории риторика будет критиковаться, как продолжает ее критиковать современное вульгарное сознание – и в этом также проявлено антонимическое отношение человека к своему языку как инструменту общения.

Педагогика всегда требовала совершенствования человека. Устремление человека к Богу ("будьте совершенны, как совершенен Отец Наш Небесный") требует совершенства словесного. Словом "уподобляется человек Богу, имеющему свое Слово. Слово человеческое подобно Слову Божию" [Св. Игнатий Брянчанинов: 7]. Конечно, святитель имеет в виду долженствование: подобие не означает равенство, но сходство и устремление к уподобляемому. Там, где слово человеческое не подобно Слову Божию, проявлена греховная человеческая природа, а грехи, как правило, будут словесно-речевые – от "языка" и "уст".

В ХХ столетии информационная структура общества поменялась значительно и это произошло вследствие появления новой речевой технологии, которая направляет содержание и формы речи. Тем не менее, развитие общества и сохранение культуры требует от пользователей памятования о предшествующих формах речевой культуры. Поэтому на новые роды и виды словесности СМИ распространяются правила, по которым строится бытовая разговорная или письменная речь. Может меняться стиль общения, но общество обязано сохранять те достижения, которые выработал образовательный и духовный опыт человечества.

Чтобы показать, в каком стиле мы жили хотя бы двадцать-тридцать лет тому назад, приведем определение человека недавнего времени: "Человек – общественное существо, представляющее собой высшую ступень развития живых организмов на Земле, способное производить орудия труда, использовать их в своем воздействии на окружающий мир и обладающее сложно организованным мозгом, сознанием и членораздельной речью." [Популярная медицинская энциклопедия: 1178-1179] Характерно, что об информационной (речевой) природе человека сказано в последнюю очередь – не в этом ли причина стилистической стагнации советской идеологии, которая проиграла Западу прежде всего информационно-психологическое соревнование? Впрочем, пытаясь сегодня повторить западный опыт – как в информационных технологиях, так и в подражательном построении образования, не проявляем ли мы все ту же леность ума, которая профессионально называется риторической не-изобретательностью?

Если рассмотреть современного человека в сложной структуре современного информационного общества, то надо отметить прежде словесную нагруженность (или перегруженность), невозможность жить вне информации, которая предлагается современному человеку разными новоизобретеннными формами речи. Этот новый тип человека связан прежде всего с теми информационными технологиями, которые кардинально поменяли специфику общения и навязывают новый стиль речи и существования в целом.

В ХХ столетии новым родом словесности стали массовая информация и информатика, существенно изменившие образ человека, его нравственные и психологические ориентиры, поведение, вкусы, увлечения. Обратим внимание на то, что начиналось двадцатое столетие, скорее всего, с критики тех классических положений, которые приведены выше. Возобладавшая мода на материалистические учения создавала образ человека материально-экономического направления ума, поставившего целью реализовать тезис "все для человека, все для блага человека".

Если возможно говорить об информационной структуре общества начала ХХ столетия, то оно начинало тяготеть к митинговости, массовым формам общения, а в 20-30-е годы с появлением радио была реализована идея массовой информации. Появление так называемых тоталитарных государств надо прямо связать с появлением возможности одновременно воздействовать речью на огромные массы людей, обрабатывая их сознание одинаково-утилитарными идеями. При этом надо сказать, что коммунистическое государство, основавшее свою идеологию на христианских началах, в конце концов утверждало идеи всеобщего добра и справедливости (достаточно неискусно пропагандируя эти идеи с риторической точки зрения) – в отличие от фашистского государства, ут