ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Филология

Статья: Русские документы до XVIII века

Добавлено: 2018.10.05
Просмотров: 15

А. Н. Качалкин

Имя документа

Имя документа формируется и используется как средство для обособления определенного типа делового текста во имя его рационального функционирования. Имя документа, если оно тщательно и обстоятельно обдумано автором, определяет смысл, объясняет практическое назначение, главную функцию документа, его употребление и использование. Одновременно имя определяет смысл, значение стоящего за этим документом дела, его предназначенность и осуществление. Продуманные, содержательные имена упорядочивают состав и систему документов, а через документы – хозяйственную, политическую, культурную жизнь государства.

Удачно подобранное имя документа способствует более успешной деловой коммуникации. Имя – своеобразная интерстиция между системой условий документной коммуникации и правилами построения и языкового оформления документа, между функционированием текста и его строением.

Известно, что информация в документе должна быть исчерпывающей, легко воспринимаемой и легко запоминаемой во имя воспроизведения хотя бы главной идеи текста. Эти самые условия в еще более высокой степени требуются от имени документа. Если документ не должен содержать лишней информации, то имя его тем более должно быть предельно конкретным, каждым своим словом объясняющим и само дело, и свойства оформляющего это дело текста. Умело подобранное название документа, его устойчивое имя – это как бы минимальный реферат самого текста, отражение и обобщение в краткой формулировке наиболее существенных сторон содержания и оформления данного делового текста.

До чтения текста в деталях и подробностях его содержания имя позволяет оценить замысел документа как целого и тем избежать ошибок в направленности его смысла. Вместе с тем имя документа дает возможность упоминать о существовании, наличии данного делового текста в другом документе или деле. Именно упоминать о документе, ссылаться на него, а не воспроизводить целиком, как это было, например, в практике русской канцелярии 1-й половины XIX века.

До Генерального регламента 1720 года не было или не сохранилось предписаний по именованиям документов, и мы вынуждены говорить о существовании в течение почти шести веков самоназваний документов.

Название текста – концентрированное выражение его модальности. Самоназвания документов XI – XYII веков указывают на тип модальности. Количество простых (по составу) самоназваний соответствует количеству модальных типов (видов) документа, число определений в составе сложных и составных названий показывает степень дифференциации модальных значений. Самоназвание являлось важнейшим элементом документа, одной из определяющих черт его стиля.

Самоназвания документов – это как бы извлеченные из текста дескрипторы, слова, от имени автора называющие ведущие понятия содержательной и оформляющей частей документа. Употреблением определенного названия автор стремится представить дело возможно объективнее.

Имя документа опирается на ключевые слова текста, преимущественно глаголы, и образует с ними теснейшую семантическую связь; в названиях документов глагольная лексика трансформируется в именную. Вокруг ключевых слов формируется и синтаксис: наиболее регулярные конструкции и структуры. Ключевые слова в названиях документов определяют ключевые понятия деловой жизни определенной эпохи и одновременно являются основой делового словаря своего времени.

В названии получают отражение наиболее существенные признаки жанра. Составное название документа выполняет роль символа для единого обозначения документа в целом, отражения разных его сторон. Чем больше специфических свойств у документа единого жанра, тем объемнее, "сложнее" его название

Жанр и имя документа

Жанр есть способ выражения авторского отношения к действительности, к избранному предмету описания – через текст. Жанр – своеобразный знак отношения к действительности, реализуемый в конкретном самоназвании или наименовании документа.

Жанр следует рассматривать как явление типологическое, когда можно говорить об известном единстве делового сюжета (содержания) и композиции (формуляра) между предшествующими и последующими жанровыми формами. В длительном процессе становления документных жанров обнаруживается постоянное взаимодействие исторических и типологических элементов. Названия документов исторически меняются, но более общее отношение высказывания к действительности, сфера функционирования, типовое содержание документа в определенной мере типологически неизменны.

Названия – определенный знак вида документа, реализующего жанр. Однако полного тождества между жанром документа и именем документа, естественно, нет. Понятие жанра значительно шире понятия имени. Вместе с тем нематериальный жанр всегда воплощается в материальном имени. Жанр независим от идеологии, а имя обычно зависит от идеологии общества данного периода его развития, а нередко и напрямую отражает эту идеологию.

Жанр сам по себе имеет определенную модальность, но не имеет имени; имя приобретают конкретные виды документа, реализующие жанр в определенную эпоху. Существуют, например, жанры приказа, договора, просьбы и иные подобные. Однако нет и не было документа с названием просьба. В разные исторические эпохи жанр просьбы получал разные названия, причем они отражали идеологию определенного характерного периода жизни Русского государства.

Эпоха и общество меняют свой угол зрения – и это получает отражение не только в содержании и структуре документа, но и – иногда еще и раньше – в названии документа. Виды документов меняют свои названия на более современные, отвечающие стилю времени. Новая идеология, новый стиль требуют новых названий. Просьба остается, но если в период XIII – начала XYI веков истинным считалось назвать ее Жалобой, изложить просьбу в Жалобнице, то с середины XYI века истинным реально становится самодержавие, идея которого если не пронизывает общество, то навязывается обществу. Во главе государства – Царь и Великий князь Всея Руси, Божий помазанник, первое после Бога лицо на Руси – и если ты желаешь удовлетворения своей просьбы – обозначь величие того, к кому обращаешься с просьбой, покажи свое зависимое положение, низко поклонись ему, "бей челом". Жанр просьбы остается, но передающий ее вид документа называется в эту эпоху Челобитной.

Аналогии в документах проявляются и в собственно канцелярском делопроизводстве разных эпох. Например, если в приказной канцелярии сверху вниз шли Грамоты царя, а снизу вверх – Отписки воеводы, то в министерской канцелярии это были соответственно Предписания министра и Отзывы департамента.

Жизнь вида можно продлить административными приемами: узаконить его обязательное употребление, жестко потребовать применения именно этого вида в конкретных обстоятельствах, или же, наоборот, отменить функционирование того или иного вида документа. Однако потребность в оформлении социальных отношений все равно должна быть реализована определенным количеством жанров. Поэтому отмена конкретных видов документа реально приводит к их замене новыми видами в пределах остающихся неизменными жанров. Образно говоря, смерть вида документа – залог бессмертия его жанра.

Однажды мы уже пытались использовать имя (самоназвание) делового текста для описания истории жанров допетровского документа, особенно по отношению к тем текстам, где самоназвание было уже выделено в отдельный реквизит. Речь идет о нашей книге "Жанры русского документа допетровской эпохи, ч. I-II, Изд-во МГУ, 1988 г." Эта работа не была посвящена имени документа: ее главной целью было выявление (в том числе через имя, самоназвание) классов документов, объединенных общей текстовой модальностью. Синтез определенных именований XI – XVII веков в совокупности с другими признаками позволял выявить жанры как классы документов, объединенных общей текстовой модальностью.

В частности, при помощи дистрибутивного анализа определений в составе сложных наименований документов выделились документы, объединяемые по способу их составления или обращения, по подлинности или фальсифицированности, по структуре, по тематике, по источникам и адресатам. Дистрибутивные матрицы позволили выявить основные, наиболее значимые, актуальные для общества в определенный период его жизни документы, различить основные классы документов как группы жанров, внутри которых можно определить ведущие специфические черты каждого жанра. В первую очередь через именования определился и количественный состав жанров (видов) документов и стала возможной разработка принципов их филологической классификации по модальным признакам, что позволило продвинуться в сторону исследования типологии документов.

Оказывалось при этом, что общая модальность проявлялась в разных по своему характеру видах документов. Сами жанры уточнялись по совокупности иных кроме наименования признаков, но имя документа было все же первым из "наводящих" на жанр элементов текста.

Все это было проделано при помощи процедур над полными наименованиями деловых текстов и их отдельными элементами. Наименования сослужили свою службу в определении документных жанров, но специального внимания собственно именованиям как явлениям языка в этом сочинении уделено не было.

Вместе с тем давно назрела необходимость специального исследования по истории не только жанров документа, но и собственно наименований русских деловых текстов: их основных, опорных слов в составе их существенных компонентов, а также словосочетаний-терминов, именующих разновидности того или иного вида документа, созданных на основе его родового наименования, указывающих на особенности его оформления, на его адресата и др.

В первую очередь необходимо было произвести возможно более полный учет именований русского документа XI – начала XIX вв., и обозначить хронологические рамки функционирования документа с тем или иным определенным названием, тем более, что для исследования жанристики деловых текстов прежде привлекались лишь документы наиболее выразительные по содержанию, структуре и именам.

Со време