ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Сочинения по литературе и русскому языку

Сочинение: Этногенез

Добавлено: 2021.09.11
Просмотров: 3

Министерство общего и профессионального образования

Российской Федерации

Новгородский Государственный университет

Имени Ярослава Мудрого

Кафедра «Прикладная математика и информатика».

Реферирование источника:

Л.Н. Гумилев «Этносфера: История людей и

история природы».

Преподаватель:

Биндюкова Г.Н.
Студент группы
№ 3311
Савельева Евгения
Сергеевна.

Новгород Великий

2003г.

Содержание


1. О термине «Этнос» 3


2. Этнос как явление 8


3.Этнос и категория времени 12

4. Этногенез и этносфера 14

5. Четыре фазы этногенеза 17

6. Пассионарность 18

7. Природа пассионарности 20

Выводы 21

Литература 22




1. О термине «Этнос»


Человечество, как и любая биологическая форма, стремится к распространению по всей поверхности земного шара. Действительно, корабли бороздят просторы океанов с глубокой древности, в условиях пессимума живут племена Африки, Южной Америки и других континентов, даже в пустынях археологи находят следы существования древних поселений, а полярные зоны осваиваются экспедициями.

В отличие от большинства млекопитающих, Homo sapiens нельзя назвать ни стадным, ни индивидуальным животным. Человек существует в коллективе, который в зависимости от ситуации можно назвать либо обществом, либо народностью. Однако эти два понятия настолько различны между собой, что их сравнение бесполезно – как нельзя сравнивать, например, длину и вес; степень нагрева и электрический заряд. И если общественное развитие человечества изучено всесторонне: все мы знаем, что общество развивается по спирали, то вопрос о народностях, которые будем именовать этносами, крайне запутан и противоречив. Несомненно, каждый человек на вопрос о том, кто он, ответит: «Я русский» или «Я француз», тем самым определяя свою этническую принадлежность. Но это еще не все. С другой стороны, тот же карел из деревни, приехав в российский город (например, Ленинград), назовет себя русским, но в своей деревне будет именоваться карелом, и это без тени лжи. Аналогичная ситуация складывается и во Франции, где кельты-бретонцы и иберы-гасконцы, живя на своей малой родине и одеваясь в свои костюмы, тем не менее являются французами. Разве можно сказать про бретонского дворянина Шатобриана и Жиля де Ретца, соратника Жанна д’Арк, что они не французы? Таким образом, очевиден вывод, что понятие этнической принадлежности – релятивное, а не абсолютное.

Значит, этнос – коллектив особей, противопоставляющий себя всем прочим коллективам. Этнос более или менее устойчив, хотя и его существование конечно во времени. Для определения этноса сложно найти какой-либо реальный признак, кроме признания каждой особи: «мы такие-то, а все прочие – другие». Исчезновение и возникновение этносов, установление принципиальных различий между ними, а также характер этнической преемственности носит название этногенеза.

Достоверный материал для анализа можно почерпнуть из так называемой исторической эпохи, представляющей собой период в 3000 лет, с XII в. до н.э. по XIX в. н.э. Для исключения аберрации близости или дальности следует ограничиться этой наиболее полно изученной эпохой.

Наилучшим методом исследования полученного материала, по мнению автора, будет синхронистическая методика, основанная на сопоставлении сведений. Она характерна не только для гуманитарных, но и для естественных наук, где особенно важно установление связей между фактами. Следовательно, проблему этносов надо поместить на стыке трех наук: истории, географии-ландшафтоведения и биологии – экологии и генетики. А коль скоро так, то можно дать второе определение термина этнос: этнос – специфическая форма существования вида Homo sapiens, а этногенез – локальный вариант внутривидовой эволюции, происходящей под влиянием исторического и хорономического (ландшафтного) факторов.

При изучении общих закономерностей этнологии, прежде всего надлежит отметить, что подлинный этнос и этноним, то есть этническое название вовсе не одно и то же. Примеров может служить история древнеримской цивилизации. Первоначально римлянами могли считаться исключительно те, кто являлся гражданами полиса Рима; по мере расширения границ империи, в эпоху I-II вв. количество римлян резко возросло за счет включения в их число почти всех жителей провинций. В дальнейшем римлянами были названы все, свободные жители на территории Римской империи, в том числе греки, галлы, германцы, берберы и т.д. В таком виде этнос просуществовал достаточно длительное время и не распался. Экспансия Рима на другие территории позволила создать грандиозную империю, причем первоначальное этническое наименование не имело ничего общего с последующим. Более того, историческую преемственность можно усматривать даже между римлянами и румынами, так как последние селились на Дунае – месте ссылки подданных Римской империи и только впоследствии приняли название «румыны» – то есть «римляне». Отсюда вытекает, что слово меняет смысл и содержание и не может служить опознавательным признаком этноса.

Возможно, ответ на существо проблемы этнологии сможет дать история – наука, эталоном которой является государство, племенной союз или подобные образования. Однако часто такие общины, обладающие всеми качествами этноса, весьма неустойчивы и дробятся, и хотя общность исторической судьбы порой способствует образованию и сохранению этноса, все же историческая судьба может быть общей и у двух-трех народов. Так, например, англосаксы и уэльсские кельты объединены с XIII в., однако не слились в один этнос. Следовательно, этническое становление лежит глубже, чем явления исторического процесса, а история способна помочь этнологии, но не заменить ее.

Многие этносы делятся на племена и роды. Можно ли это считать обязательной и неотъемлемой принадлежностью этноса, или, возможно, формой коллектива, предшествовавшей появлению самого этноса? Определенно, что нет. Прежде всего, далеко не все народы имели за весь период своей истории родовое или племенное деление. Такового нет и не было у испанцев, французов, румын, англичан, итальянцев и многих других народов. Вероятно, этих вполне развитых народов родоплеменное деление заменено делением классовым, что является установленным фактом, не подлежащим пересмотру. Зато у народов с родоплеменным устройством деление на кланы несет функцию поддержания самого этнического единства. Деление этноса на племена является как бы «скелетом», позволяющим наращивать мышцы и тем самым набирать силу для борьбы с окружающей средой. Точно также при рассмотрении западного общества можно обнаружить деление этносов на группы – консорции. Каждый класс мог состоять из разных консорций: так, например, во Франции господствующий класс включал в себя представителей рыцарей, феодалов, высшего духовенства, ученых, городского патрициата и т.д. В буржуазном обществе присутствуют уже не те консорции, но принцип остается единым. Конечно, консорции неизмеримо менее стойки, чем родоплеменные связи, но и последние не вечны. Существуют также конвиксия – единицы, объединенные общностью быта. Среди таких образований – старообрядческая община, участники которой не приняли некоторых реформ церковного обряда. Она просуществовала до начала XX в., и только потом стала постепенно рассасываться, так как повод для ее возникновения давно перестал существовать, осталась лишь инерция. Конвиксии, как и другие внутриэтнические сущности, поддерживают целостность этноса. Дробление внутри этноса есть условие, характерное для любых эпох и стадий развития.

Итак, ни одна из гуманитарных наук не способна дать исчерпывающего ответа на существо проблемы этнологии и этногенеза. Значит, надо анализировать данный вопрос с точки зрения наук естественных.

Согласно биологической концепции, человечество представляет собой вид Homo sapiens, и тогда ему свойственны все закономерности развития любого вида млекопитающих. Как и всем животным, человеку присуще инстинкт продолжения вида (размножения), стремление распространить свое потомство на наибольшую площадь (ареал), а также способность приспособления к среде (адаптация). Населяя конкретный биоценоз – связанную систему экологических, исторических и физиологических форм, человечество, как и любая другая популяция, стремится распространить свое влияние за пределы данного биоценоза, определенным образом видоизменяя его и вызывая тем самым сукцессию – смену биоценозов[1]. В этом приближении этнос является биологической единицей, таксономически стоящей ниже вида, как популяция, а само этническое деление человечества – одним из способов адаптации в ландшафтах не столько в структуре, сколько в поведении. Благодаря применению естественных наук отыскана дефиниция, которую невозможно найти в науках гуманитарных.

Но, помимо этого, необходимо отделить этнологию от чисто биологической дисциплины - антропологии, науки о человеческих расах, ведь расы тоже рассматриваются как таксономические единицы ниже вида. Расы и этносы – понятия не только не совпадающие, но и исключающие друг друга, так как каждый этнос состоит из смешения двух и более рас, а каждая раса, в свою очередь, входит в состав многих этносов. Достаточно вспомнить Европейскую Россию, где насчитывается пять расовых компонентов второго порядка, не говоря о пришлых монголоидных элементах, чтобы решить данный вопрос. Расовая теория к этнологии неприменима. Следовательно, этносы отличаются друг от друга чем-то другим, хотя и не менее значительным.

Итак, определив этнос как подвид в биологическом аспекте, автор предлагает рассмотреть проблему на стыке исторических, географических и биологических наук. Л.Н. Гумилев отмечает также, что этническая структура всегда возникает в определенных и неповторимых условиях, ином ландшафте, что накладывает отпечаток на ее дальнейшее развитие.

2. Этнос как явление

Согласно принятой Аристотелем зоологической систематике, этнос — мельчайшая таксономическая единица, определя­емая не столько по признакам соматическому или физио­логическому, сколько по поведению. То есть, представители одного и того же этноса в определенных критических условиях реагируют сходно, а члены иных этносов по-иному. Собственно, только в этом и проявля­ется «психический склад», считающийся одним из призна­ков нации. Разумеется, здесь должны приниматься во вни­мание только статистические средние из достаточно боль­ших чисел, с уклонениями во все стороны. Однако, по­скольку мы почти всегда имеем дело либо с народами мно­гочисленными, пусть недостаточн