ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Преподавание литературы

Устный журнал "Из русского языка он сделал чудо" (Пушкин как основоположник русского литературного языка)

Добавлено: 2019.09.08
Просмотров: 2

Кузнецова Татьяна Евгеньевна, заместитель директора по учебно-воспитательной работе

Из русского языка Пушкин сделал чудо...

В.Г. Белинский

Вступительное слово учителя:

2007 год объявлен в России Годом русского языка.

Основоположником современного русского литературного языка является А.С. Пушкин. Как справедливо утверждал И.С. Тургенев, именно “он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается даже иностранными филологами едва ли не первым…”. (Напомним: русский язык – это государственный язык для 145 миллионов россиян. Это один из шести рабочих языков Организации Объединённых Наций. Подчеркнем и то, что русский язык – это язык жизни для 15 миллионов приехавших в Россию гастарбайтеров. Это язык связи с родиной для 30 миллионов наших соотечественников за рубежом. По-прежнему это один из самых распространенных языков в мире – по сухим статистическим данным МИД, русский язык является родным для 170 миллионов человек и 350 миллионов его понимают.)

“В языке Пушкина вся предшествующая культура русского художественного слова не только достигла своего расцвета, но и нашла решительное преобразование”, – писал академик В.В. Виноградов.

Поэт высоко ценил возможности родного языка, видел в нем “... неоспоримое превосходство перед европейскими...”.

Об истории русского языка Пушкин писал в статье “О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И.А. Крылова”. А в письмах и разных публикациях писателя – и о самобытности русского языка, и о словарном составе, грамматике, соотношении разговорного и литературного языков, и о словесных новациях. А.С. Пушкин участвовал в языковой полемике "шишковистов" и "карамзинистов". Он сам выступал как языковед, доискиваясь подлинного смысла некоторых старинных русских слов, таких, например, как "кабальный холоп" и "полный холоп", "жилец", как наименование служилых людей... Поэта интересовали русские слова французского происхождения. В слиянии "книжного славянского языка" с языком "простонародным" виделось Пушкину одно из главных достоинств русского письменного языка, чему помог, по его мнению, Ломоносов.

Перелистаем страницы нашего устного журнала “Из русского языка он сделал чудо...”, расширим представление о Пушкине как “великом реформаторе российской словесности”.

Страница I.

Тихогромы и мокроступы

/Бескровная война начала XIX века/

За столом друг напротив друга сидят А.С. Шишков и Н.М. Карамзин. На столе догорает свеча. Не замечая друг друга, они что-то пишут.

Шишков /вздыхая, трясёт песочницей над листом бумаги. Осторожно откладывает исписанный лист/:

Нет-нет, нельзя бросить дело на молодых, они всё погубят! Великий русский язык погибнет, удушенный иностранными словами. Зачем русскому человеку уродливое слово “фонтан”? Ни к чему. Можно сказать “водомет”.

/Берёт отложенный лист, на котором выписаны столбики слов, читает/: “тротуар” – “топталище”, “галоши” – “мокроступы”, “фортепьяно” – “тихогром”, “биллиардный шар” – “шарокат”, “биллиардный кий” – “шаротык”, эгоизм – “ячество”, гримаса – “рожекорча”... И понятно, и звучит хорошо.

Карамзин /пером что-то зачёркивает на листе бумаги/:

Негоже литератору писать прозаическое слово “лошадь”. /Выводит/: “Благороднейшее изо всех приобретений человека было сие животное гордое, пылкое и т.д.”.

/Продолжает поправлять/: нельзя упомянуть слово “дружба”, не прибавив: “сие священное чувство, коего благородный пламень...”.

/Восклицает/: что за стиль: “рано поутру”! /Изрекает/: “едва первые лучи восходящего солнца озарили восточные края лазурного неба”.

/Шишков и Карамзин склоняются над листами бумаги, продолжают писать.

Выходит ведущий, гасит свечу/

Ведущий: Это была славная война! Не гремели выстрелы, не рвались снаряды. Но ядовитых эпиграмм, насмешек, издевательств с той и другой стороны было преизрядно. Шишков, Шихматов и другие члены общества “Беседы любителей русской словесности” пытались изгнать из русского языка заимствованные слова, нещадно их переводя (одна “рожекорча” чего стоит!).

Их противники – поэты Карамзин, Дмитриев и другие – боролись против засилия устаревших церковнославянских слов. Обе стороны увлекались и перегибали палку. “”Персты” и ”сокрушу” производят какое-то дурное действие”, – писал Карамзин Дмитриеву. Он же выступал против вовсе уж безобидного слова “парень”: при этом слове “...является моим мыслям дебелый мужик, который чешется неблагопристойным образом или утирает рукавом мокрые усы свои, говоря: ай парень! что за квас! Надобно признаться, что тут нет ничего интересного для души нашей”.

Учитель: И вот на литературную арену вышел Пушкин. Сначала он примкнул к Карамзину и развлекался веселыми эпиграммами на Шишкова и других членов общества “Беседы...”, заменяя слово “любителей” в этом названии словом “губителей”: “Беседы губителей...”.

Прошли годы. И случилось небывалое: один единственный человек сумел изменить русский литературный язык! Гениальный русский поэт и прозаик, Пушкин, использовал и заклейменные Карамзиным церковнославянизмы, и иностранные слова, презираемые Шишковым... А в результате получился новый эталон языка. И сегодня современным литературным языком филологи называют язык Пушкина! “Говорить по-русски теперь значит говорить на пушкинском языке”! (А.В. Карташев)

Обратимся к следующей странице журнала.

Страница II.

“Гордый наш язык...”

/А.С. Пушкин о русском языке/

Учитель: Вторая страница нашего журнала называется “Гордый наш язык...” /А.С. Пушкин о русском языке/.

А.С. Пушкин хорошо знал систему русского языка, серьёзно размышлял о его состоянии и глубоко интересовался происходившими в языке изменениями. Свою точку зрения на проблемы родного языка и его место в жизни народа Пушкин высказывал на страницах своей поэзии и прозы, в своих статьях и письмах.

Язык – ключ к драгоценному наследию поэта, обладавшего даром безошибочно оценивать правильность, уместность и эстетичность речевого выражения, его соответствие духу языка. Размышления поэта о языке, его отдельных особенностях и оценки конкретных языковых фактов, несомненно, помогают нам понять и почувствовать истоки волшебной силы пушкинского слова.

/В исполнении группы учеников звучат размышления Пушкина о русском языке/

1 ученик: Как материал словесности язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими: судьба его была чрезвычайно счастлива. В XI веке древний греческий язык вдруг открыл ему свой лексикон, сокровищницу гармонии, даровал ему законы обдуманной своей грамматики, свои прекрасные обороты, величественное течение речи; словом, усыновил его, избавя таким образом от медленных усовершенствований времени. Сам по себе уж звучный и выразительный, отселе заемлет он гибкость и правильность. Простонародное наречие необходимо должно было отделиться от книжного, но впоследствии они сблизились, и такова стихия, данная нам для сообщения наших мыслей.

2 ученик: Причинами, замедлявшими ход нашей словесности, обыкновенно почитаются: общее употребление французского языка и пренебрежение русского. Все наши писатели на то жаловались, – но кто же виноват, как не они сами. Исключая тех, которые занимаются стихами, русский язык ни для кого не может быть довольно привлекателен. У нас еще нет ни словесности, ни книг, все наши знания, все наши понятия с младенчества почерпнули мы в книгах иностранных, мы привыкли мыслить на чужом языке; просвещение века требует важных предметов размышления для пищи умов, которые уже не могут довольствоваться блестящими играми воображения и гармонии, но ученость, политика и философия еще по-русски не изъяснялись – метафизического языка у нас вовсе не существует; проза наша так еще мало обработана, что даже в простой переписке мы принуждены создавать обороты слов для изъяснения понятий самых обыкновенных; и леность наша охотнее выражается на языке чужом, коего механические формы уже давно готовы и всем известны.

3 ученик: Только революционная голова, подобная Мирабо и Петру, может любить Россию так, как писатель только может любить ее язык. Все должно творить в этой России и в этом русском языке.

4 ученик: Но есть у нас свой язык; смелее! – обычаи, история, песни, сказки и проч.

5 ученик: Разговорный язык простого народа (не читающего иностранных книг и, слава богу, не выражающего, как мы, своих мыслей на французском языке) достоин также глубочайших исследований. Альфиери изучал итальянский язык на флорентийском базаре: не худо нам иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком.

1 ученик: Живой народный язык, сберегший в жизненной свежести дух, который придает языку стойкость, силу, ясность, целость и красоту, должен послужить источником и сокровищницей для развития образованной русской речи.

2 ученик: Вслушивайтесь в простонародное наречие, молодые писатели, – вы в нем можете научиться многому, чего не найдете в наших журналах... Изучение старинных песен, сказок и т.п. необходимо для совершенного знания свойств русского языка. Критики наши напрасно ими презирают... Читайте простонародные сказки, молодые писатели, чтоб видеть свойства русского языка...

3 ученик: Обряды и формы должны ли суеверно порабощать литературную совесть? Зачем писателю не повиноваться принятым обычаям в словесности своего народа, как он повинуется законам своего языка? Он должен владеть своим предметом, несмотря на затруднительность правил, как он обязан владеть языком, несмотря на грамматические оковы.

4 ученик: В зрелой словесности приходит время, когда умы, наскуча однообразными произведениями искусства, ограниченным кругом языка условленного, избранного, обращаются к свежим вымыслам народным и к странному просторечию, сначала презренному.

5 ученик: Разум неистощим в соображении понятий, как язык неистощим в соединении слов...

1 ученик: Точность и краткость – вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей. Без нее блестящие выражения ни к чему не служат.

2 ученик: Истинный вкус состоит... не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности.

3 ученик: Что касается до слога, то чем он проще, тем будет лучше. Главное: истина, искренность.

4 ученик: Все слова находятся в лексиконе; но книги, поминутно появляющиеся, не суть повторение лексикона.

5 ученик: Есть два рода бессмыслицы: одна происходит он недостатка чувств и мыслей, заменяемого словами; другая – от полноты чувств и мыслей и недостатка слов для их выражения.

Страница III.

“Без грамматической ошибки я русской речи не люблю...”

Учитель: Эта страница познакомит вас с высказываниями Пушкина о грамматике русского языка.

Широко известны строки из пушкинского романа в стихах “Евгений Онегин”:

Без грамматической ошибки
Я русской речи не люблю...

Как вы понимаете эти пушкинские строки? Уж не призывает ли нас Пушкин к безграмотности?

/Идёт обсуждение/

Эту фразу необходимо понимать в контексте времени, в котором она была написана Пушкиным. Вот что заметил по этому поводу языковед, специалист по истории русского языка Григорий Осипович Винокур: “...в этом заявлении Пушкин восстает не против правильности вообще, а против той “правильности”, которая насаждалась в его время писателями определенной стилистической школы...”.

Следует подчеркнуть, что Пушкин очень строго подходил к языковым нормам. Более того, в заметках на полях к произведениям других авторов Пушкин часто исправлял грамматические погрешности. Так, в заметках ко ”2-ой части ”Опытов в стихах и прозе К.Н. Батюшкова” он отмечает:

Средь бурей жизни и недуг... – *бурь, недугов.

Анализ отступлений от грамматических и орфографических норм в произведениях самого Пушкина показывает, что большинство нарушений было мотивировано. (Например: “в журналах осуждали слова хлоп, молвь и топ как неудачное нововведение. Слова сии коренные русские. “Вышел Бова из шатра прохладиться и услышал в чистом поле людскую молвь и конский топ” (Сказка о Бове Королевиче). Хлоп употребляется в просторечии вместо хлопание, как шип вместо шипение: Он шип пустил по-змеиному”.)

Для Пушкина русский язык – живой, развивающийся, постепенно открывающий свои неограниченные возможности, использовать которые первейшая задача любого автора.

/В исполнении группы учеников звучат высказывания Пушкина о грамматике/

1 ученик: Кстати о грамматике. Я пишу цыганы, а не цыгане, татаре, а не татары. Почему? Потому что все имена существительные, кончающиеся на - анин, - янин и - ярин, имеют свой родительный во множественном на - ан, - ян, - ар и - яр, а именительный множественного на - ане, - яне, - аре и - яре. Все существительные, кончающиеся на - ан и - ян, - ар и - яр, имеют во множественном именительный на - аны, -яны, -ары и - яры, а родительный на - анов, - янов, - аров, - яров.

Единственное исключение – имена собственные. Потомки г-на Булгарина будут гг. Булгарины, а не Булгаре.

2 ученик: Иностранные собственные имена, кончающиеся на е, и, о, у, не склоняются.

Кончающиеся на а, ъ, и ь склоняются в мужском роде, а в женском нет, и против этого многие у нас погрешают. Пишут: книга, сочиненная Гётем и проч.

3 ученик: Многие пишут юпка, сватьба вместо юбка, свадьба. Никогда в производных словах т не переменяется на д, ни п на б, а мы говорим юбочница, свадебный.

4 ученик: Пишут: тьлега, тельга. Не правильнее ли: телега (от слова телец – телеги, запряженные волами)?

1 ученик:

Так одевает бури тень
Едва рождающийся день.

Там, где сходство именительного падежа с винительным может произвести двусмыслие, должно по крайней мере писать все предложение в естественном его порядке (sine inversione).

2 ученик: Стесняет сожаленье, безумные страданья есть весьма простая метонимия.

3 ученик: Два века ссорить не хочу. – Кажется, есть правило об отрицании не

Грамматика наша еще не пояснена. Замечу, во-первых, что так называемая стихотворческая вольность допускает нас со времен Ломоносова употреблять indiffesemment (безразлично – фр.) после отрицательной частицы НЕ родительный и винительный падеж.

Во-вторых, в чем состоит правило: что действительный глагол, непосредственно управляемый частицею НЕ, требует вместо винительного падежа родительного. Например, “Я не пишу стихов”. Но если действительный глагол зависит не от отрицательной частицы, но от другой части речи, управляемой оною частицею, то он требует падежа винительного, например: Я не хочу писать стихи. Ужели частица НЕ управляет глаголом писать?

Если критик об этом подумает, то, вероятно, со мною согласится.

4 ученик: Грамматика не предписывает законов языку, но изъясняет и утверждает его обычаи.

1 ученик: Точность и краткость – вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей – без них блестящие выражения ни к чему не служат.

2 ученик: Прекрасный наш язык под пером писателей неученых и неискусных быстро клонится к падению. Слова искажаются. Грамматика колеблется. Орфография, сия геральдика языка, изменяется по произволу всех и каждого.

3 ученик: Проза наша так еще мало обработана, что даже в простой переписке мы принуждены создавать обороты слов для изъяснения понятий самых обыкновенных.

Избегайте ученых терминов и старайтесь их переводить, т.е. перефразировать; это будет и приятно неучам, и полезно нашему младенчествующему языку.

4 ученик: Не должно мешать свободе нашего богатого и прекрасного языка.

Страница IV.

“Она по-русски плохо знала...”

Учитель:

Она по-русски плохо знала,
Журналов наших не читала
И выражалася с трудом
На языке своём родном...

Что имел в виду Пушкин, дав своей любимой героине Татьяне такую речевую характеристику? Неужели он считал, что Татьяна говорила по-русски, как иностранка? Об этом – страница “Она по-русски плохо знала...” нашего журнала.

1 ученик: Здесь говорится не о том, что Татьяна вообще не умела говорить по-русски или говорила, как иностранка, с акцентом и ошибками... Татьяна “плохо знала” образующийся тогда новый поэтический язык, так как “журналов наших не читала”; она “выражалася с трудом”, когда дело касалось тонких, интимных переживаний, – вот здесь ей помогал привычный ей, страстной читательнице французских романов, французский язык”. Во времена Пушкина русский язык ещё не был языком культурного общения:

Доныне дамская любовь
Не изъяснялася по-русски,
Доныне гордый наш язык
К почтовой прозе не привык.

2 ученик: Именно Пушкин многое сделал для того, чтобы “гордый наш язык” стал языком эпистолярной культуры. Почти из восьмисот сохранившихся писем Пушкина по-французски написаны немногим более ста. Поэт писал по-французски в основном любовные письма; так написаны и его письма к невесте, Н.Н. Гончаровой. Однако когда Наталья Николаевна стала его женой, Пушкин писал ей письма только по-русски! Как замечает блестящий исследователь русской культуры Ю.М. Лотман, “этим он как бы устанавливал норму семейного стиля. Но это был не простой нейтральный, стилистически никак не окрашенный русский язык. Можно быть уверенным, что таким русским языком Пушкин ни с кем в Петербурге не разговаривал – таким языком он, возможно, говорил с Ариной Родионовной. Вот как он обращается к Наталье Николаевне: “женка”, “душка моя”, “какая ты дура, мой ангел!”, “ты баба умная и добрая”. Детей он называет не Marie и Alexandre, как это было принято в его кругу, а Машка, или Сашка...”.

По-русски написаны и все письма Александра Сергеевича к друзьям.

Эпистолярная проза великого поэта – драгоценнейшая часть его наследия.

Страница V.

“... мой бедный слог Пестреть гораздо б меньше мог

Иноплеменными словами...”

Учитель: Пушкин писал по поводу особенности языка первой главы "Евгения Онегина":

А вижу я, винюсь пред вами,
Что уж и так мой бедный слог
Пестреть гораздо б меньше мог
Иноплеменными словами,
Хоть и заглядывал я встарь
В Академический словарь.

Эта страница нашего журнала даст нам представление о том, что Пушкин называл “иноплеменными словами” и как их использовал в своём творчестве. А помогут нам в этом наши лексикографы.

1 лексикограф: "Словарь Академии Российской", о котором пишет Пушкин, объединял русские слова и славянизмы (церковнославянскую лексику), следовательно, "иноплеменными" Пушкин называет слова всех остальных – "чужих", иностранных языков.

В сочинениях Пушкина представлены заимствования главным образом из западноевропейских языков. Среди них имеются слова и выражения в оригинальном написании – на латинице и в русифицированном облике – переданные в русской графике, изменяющиеся по нормам русской грамматики. Больше всего у Пушкина французских вкраплений в русский текст, но имеются также вкрапления на латинском, немецком, итальянском, английском языках. В одном только "Евгении Онегине" свыше пятидесяти слов и выражений западноевропейского происхождения. Гораздо меньше число используемых Пушкиным заимствований из языков народов Кавказа.

2 лексикограф: Пушкин признавал положительную роль иноязычных источников в обогащении лексики русского литературного языка и языка художественной литературы (смыкаясь в этом плане с карамзинистами), но в то же время он выступал против их чрезмерного притока в русскую речь, так как видел в этом опасность искажения русского языка, утраты им чистоты и самобытности (в этом отношении Пушкин сближался с позицией А. С. Шишкова). В целом иноязычных слов в языке Пушкина много меньше, чем у большинства современных ему писателей. Пушкин использует либо давно укоренившиеся в русском литературном языке иностранные слова (солдат, сцена, флаг, система и др.), либо такие слова и выражения "новейших" языков, которые не поддаются адекватному переводу на русский (dandy, comme ilfaut), либо иноязычные слова и обороты, характерные для разговорного языка "хорошего общества" (гений, кокетка, педант, кабинет, эгоизм, скептицизм и др.).

3 лексикограф: Кроме того, иностранные слова – архаизмы и экзотизмы – Пушкин использует в специальных стилистических целях: для воссоздания колорита иной исторической эпохи (ассамблея в значении “бал”, конфискованы вместо первоначального варианта забраны в “Арапе Петра Великого”) или иной культуры (дон, дона, сеньора, гранд, командор, гитара, серенада в “Каменном госте”; арба, бурка, аул, сакля в “Кавказском пленнике”, “Тазите”, “Путешествии в Арзрум”).

4 лексикограф: В поэзии Пушкина иностранных слов намного меньше, чем в прозе. Их число заметно возрастает, когда поэт уходит от старых, традиционных поэтических жанров и обращается к новым, в которых сильно повествовательное начало, сближающее поэзию с прозой, а также с разговорной речью образованных людей того времени, для которой иноязычные заимствования естественны и органичны (особенно характерны в этом плане роман в стихах “Евгений Онегин” и стихотворная повесть “Граф Нулин”).

Наибольшую значимость для русского литературного языка и стилистики имело решение Пушкиным вопроса об употреблении заимствованных слов в прозе.

Страница VI.

“Слов модных полный лексикон...”

Учитель: Эта страница журнала называется “Слов модных полный лексикон...”.

1 лексикограф: Во времена А.С. Пушкина лексиконом называли книги, содержащие перечень слов, обычно с толкованиями или пояснениями, расположенных по тому или иному принципу, то есть словари. "Все слова находятся в лексиконе; но книги, поминутно появляющиеся, не суть повторения лексикона".

Однако в ряде пушкинских текстов слово лексикон употребляется в переносном значении для характеристики человека. Так, в статье о Дельвиге, своем друге со времен Лицея, Пушкин пишет: "Клопштока, Шиллера и Гельти прочел он с одним из своих товарищей, живым лексиконом и вдохновенным комментарием". "Одним из товарищей" Дельвига был В. К. Кюхельбекер, превосходно владевший немецким языком, что и подчеркивает Пушкин, называя его "живым лексиконом".

2 лексикограф: С этим же значением слова лексикон мы встречаемся и в "Евгении Онегине":

Что ж он? Ужели подражанье,
Ничтожный призрак, иль еще
Москвич в Гарольдовом плаще,
Чужих причуд истолкованье,
Слов модных полный лексикон?..
Уж не пародия ли он?

Татьяна, оказавшись в кабинете Онегина, прежде всего обращает внимание на круг чтения того, "по ком она вздыхать осуждена судьбою властной", и Онегин начинает казаться ей "пародией" на байроновских героев, словарем "модных слов", человеком, поющим с чужого голоса и потому не способным на искренние чувства и мысли.

3 лексикограф: Таким образом, в переносном значении слово лексикон у Пушкина реализует два смысла: “человек, прекрасно владеющий языком (иностранным)” и “человек, говорящий "чужими" словами”. Оба эти значения являются по своей природе индивидуально-авторскими, окказиональными, то есть они не закреплены в системе языка. Однако сформированы они по модели, регулярно реализующейся в языке. Отмеченный факт пушкинского словотворчества является еще одним свидетельством необычайного внимания к языку и великолепной языковой интуиции, которыми обладал А. С. Пушкин.

Страница VII.

“Великий реформатор российской словесности”

Учитель: Последняя – итоговая – страница нашего устного журнала называется “Великий реформатор российской словесности”. Она познакомит вас с высказываниями писателей, критиков, языковедов, литературоведов о Пушкине как основателе русского языка.

/В исполнении группы учеников звучат размышления о Пушкине как основателе русского языка/

1 ученик: “Из русского языка Пушкин сделал чудо...” (В.Г. Белинский)

2 ученик: “Оскорбление русскому языку принимал он за оскорбление, лично ему нанесённое. В некотором роде был он прав, как один из высших представителей, если не высший, этого языка...” (П.А. Вяземский)

3 ученик: “А как Пушкин ценил народную речь нашу, с каким жаром и усладою он к ней прислушивался!” (В.И. Даль)

4 ученик: “В нем [Пушкине], как будто в лексиконе, заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все его пространство…” (Н.В. Гоголь)

5 ученик: “Он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается даже иностранными филологами едва ли не первым…” (И.С. Тургенев)

1 ученик: “Нет сомненья, что он (Пушкин) создал наш поэтический, наш литературный язык и что нам и нашим потомкам остаётся только идти по пути, проложенному его гением” (И.С. Тургенев)

2 ученик: “Пушкин глубоко изучал русский язык; ни одно народное слово, которое он прежде не знал, не ускользало от его наблюдения и исследования” (И. Лажечников)

3 ученик: “Пушкин первый дал нам прекрасные стихи, писанные на родном языке” (Н.Г. Чернышевский)

4 ученик: “Александр Пушкин еще в младенчестве изумил мужеством своего слога, и в первой юности дался ему клад русского языка, открылись чары поэзии. Мысли Пушкина остры, смелы, огнисты; язык светел и правилен. Не говорю уже о благозвучии стихов – это музыка; не упоминаю о плавности их – по русскому выражению, они катятся по бархату жемчугом!” (А.А. Бестужев-Марлинский)

5 ученик: “Деление языка на литературный и народный значит только то, что мы имеем, так сказать “сырой” язык и обработанный мастерами. Первый, кто прекрасно понял это, был Пушкин, он же первый и показал, как следует пользоваться речевым материалом народа, как надобно обрабатывать его” (М. Горький)

1 ученик: “Пушкин чародей родного языка, закончивший его чеканку, как языка совершенного, мирового. Говорить по-русски теперь значит говорить на пушкинском языке…” (А.В. Карташев)

2 ученик: “Язык Пушкина, отразив прямо или косвенно всю историю русского литературного языка, начиная с XVII в. и до конца 30-х годов XIX в., вместе с тем определил во многих направлениях пути последующего развития русской литературной речи и продолжает служить живым источником и непревзойденным образцом художественного слова для современного читателя”. (В.В. Виноградов)

3 ученик: “Имя Пушкина... стало для последующих поколений символом общерусской национальной языковой нормы... Пушкин был не столько реформатор, сколько великий освободитель русской речи от множества сковавших её условностей... Поэтому именно в художественном языке Пушкина и нашёл русский национальный язык ту воплощённую норму, которая была целью всех сложных событий, происходивших в нём с конца XVII века” (Г.О. Винокур)

4 ученик: “Пушкин первый, кто открыто вошел в живой океан русского разговорного языка, позволив тем самым и ему, языку (океану), как первохудожнику беспредельно войти в себя, в своё творчество. Войти сказкой, былиной, притчей, пословицей и поговоркой. От рождества Пушкина мы исчисляем возраст не только нашей новой литературы, но и возраст нашего нового литературного языка. Пушкин гениален прежде всего народом, чувством его истории, культуры и языка”. (Е.А. Исаев)

5 ученик: “...Пушкин ... создатель современного русского литературного языка – титул, который остаётся только за ним и на который более не может претендовать ни один как угодно великий писатель России. Своеобразие, слог Пушкина определить невозможно, он единственный – создатель не своего стиля, как любой другой писатель, а – всеобщего языка... ...Пушкин остаётся первым и вечным учителем всякого говорящего и пишущего на русском языке...”. (Н.Н. Скатов)

Заключительное слово учителя:

Пушкин оставил нам великое сокровище – упорядоченную и смирённую языковую стихию для сообщения любых мыслей и чувств, но освоить эту стихию невозможно без чтения произведений Пушкина. Никакие слова о языке поэта не могут заменить непосредственного восприятия его поэзии, прозы, писем, статей, которые воскрешают языковую реальность творчества Пушкина.

Русский язык переживает сейчас трудные времена. Забота о возрождении духовности нашего общества сегодня, о будущем России требует прежде всего сохранения (сбережения! как главного, бесценного сокровища!) и защиты русского языка.

И наша надежда на помощь сегодня вновь обращена к Пушкину!

Любите Пушкина! Читайте Пушкина!

Чтец (читает стихотворение В. Казина “Стих Пушкина читать начни”):

Когда ты горю тяжелейшему
Ни в чем исхода не найдешь,
Пошли сочувствующих к лешему:
Ведь не помогут ни на грош.

Но нестерпимой мукой мучимый,
Проплакав ночи все и дни,
Ты лучше с детских лет заученный
Стих Пушкина читать начни.

Он с первых же двух строк, он вскорости
Такого солнца звон прольет,
Что горе вдруг не горше горести –
Ну той, как журавлей отлет.

Еще лишь третью вот, четвертую
Строку произнесешь потом,
Еще вот стих, что так знаком,
И не прочтешь ты целиком,
А сквозь слезу, с лица не стертую,
Сверкнешь восторга огоньком.

Литература.

  1. Энциклопедия для детей. Т. 10. Языкознание. Русский язык. – 2-е изд., испр./Глав. Ред. М.Д. Аксёнова. – М.: Аванта+, 1999.
  2. Карпушин С.С. и др. Язык русской классики: А.С. Пушкин: В 2 ч. Ч.2. – Мн.: Выш. шк., 1998.
  3. Лаврова С. Русский язык. Страницы истории. – М.: “Белый город”, 2007.
  4. Прямая речь. Мысли великих о русском языке/Составление, подготовка текста и вступительная статья Д.Н. Бакуна. – М.: Российский Фонд Культуры, 2007.
  5. Пушкин А.С. Мысли о литературе / Всупит. статья М.П. Еремина, примеч. М.П. Еремина и М.П. Еремина. – М.: Современник, 1988.
  6. Пушкин и русский язык сегодня. – Тверское областное книжно-журнальное издательство, 1998.
  7. Пушкин: неизвестное об известном. Избранные материалы газеты “Автограф” 1994-1998 годов. – М.: Газета “АВТОГРАФ”, 1999.
  8. Винокур Г.О. Пушкин и русский язык // Русский язык. – 1999. – № 13 (181).
  9. Костомаров В.Г. Пушкин и современный русский литературный язык // Русский язык за рубежом. – 1999. – №2.
  10. Лотман Ю.М. О языке писем А.С. Пушкина // Русский язык. – 1999. – № 5 (173).
  11. Скатов Н.Н. “И принять вызов... Отлучение от родного слова равносильно отлучению от истории” // Литературная газета. – 2007. – № 24.