ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Сочинения по литературе и русскому языку

Статья: Словарь, составленный Гоголем

Добавлено: 2019.03.25
Просмотров: 11

Волошина О. А.

Николай Васильевич Гоголь - уроженец Полтавской губернии – детские годы провел на Украине. С раннего детства он был очарован выразительностью и образностью украинской народной речи. Интерес к украинской народной песне, украинскому народному творчеству сохранился у Гоголя до последних дней его жизни. Еще в школьные годы он начал собирать материалы для малорусского словаря.

Сохранилась записная книжка под названием «Книга всякой всячины, или Подручная Энциклопедия, составленная Николаем Гоголем. Нежин. 1826 г.” Слова, записанные в эту книжку, располагались в алфавитном порядке и сопровождались комментариями. Значительную часть списка составляли украинские слова или, по выражению Гоголя «лексикон малороссийский. Не случайно Гоголь назвал свои записи «подручной энциклопедией», ведь этот материал он активно использовал при работе над своими произведениями. Некоторыми объяснениями малорусских слов, внесенными в эту записную книгу, Гоголь пользовался, например, при издании «Вечеров на хуторе близ Диканьки». В дальнейшем, вероятно, Гоголь предполагал продолжать работу над малороссийской лексикой и создавать картины жизни столь дорогой его сердцу Малороссии.

Однако, переехав в Петербург, Гоголь оставил мысль о составлении малорусского словаря. В другой записной книжке, заведенной в Петербурге и наполненной заметками и произведениями 1832-1835 годов, не встречается толкований малороссийских слов. В Петербурге Гоголю открылся совершенно новый мир. Постепенно провинциальная жизнь тускнеет в его памяти, Гоголь наблюдает и изучает столичную жизнь и столичную речь. Ему, как начинающему писателю, нужно было изучать язык этого нового мира, мало того - нужно было изучать разновидности этого языка по сословиям. Тихомиров в своей работе о Гоголе пишет: «Прислушиваясь к живой речи русского народа, Гоголь чувствовал в то же время потребность знакомиться с лексикологией великорусского языка, чтобы правильно на нем выражаться и писать, чтобы усвоить себе русскую литературную речь. Письма Гоголя к родным и знакомым, относящиеся к его школьному периоду, дают нам возможность понять, в чем именно состояли недостатки гоголевского языка: в письмах широко представлена диалектная лексика, часто слова употребляются совсем не в том значении, какое закреплено за ними в русском литературном языке. В письмах содержится большое количество ошибок, правила орфографии как будто неизвестны автору».

Гоголь поразил Пушкина неправильностью своего литературного языка. В заметках 1830-1831 г. Пушкин записывает: «Вот уже 16 лет, как я печатаю. И критики заметили в моих стихах пять грамматических ошибок (и справедливо); всегда был им искренно благодарен и всегда поправлял замеченное место. Прозой я пишу гораздо неправильнее, а говорю еще хуже, и почти так, как пишет Гоголь».

Первые литературные произведения Гоголя и его петербургские письма родным пестрят погрешностями против литературной речи. Постепенно ошибки и неточности встречаются в текстах Гоголя все реже, однако он никогда не мог окончательно избавиться от них в своих сочинениях.

В начале декабря 1846 года, когда были уже завершены все напечатанные при жизни Гоголя произведения, он писал Плетневу: «Я до сих пор, как ни бьюсь, не могу обработать слог и язык свой, первые необходимые орудия всякого писателя: они у меня до сих пор в таком неряшестве. Как ни у кого даже из дурных писателей, так что надо мной имеет право посмеяться едва начинающий школьник. Все мною написанное замечательно только в психологическом значении, но оно никак не может быть образцом словесности, и тот наставник поступит неосторожно, кто посоветует своим ученикам учиться у меня искусству писать».

Гоголь действительно, долго «бился», чтобы обработать свой язык и слог. Осознавая недостаточность и фрагментарность полученного им образования, Гоголь составил программу самообразования. Главной частью своего обучения он считал изучение грамматики и лексики русского языка.

Согласно своему плану Гоголь приступил к изучению живой русской речи, исследовал ее разновидности по сословиям. В ноябре 1848 г. Гоголь писал Плетневу: «Прежде чем примусь серьезно за перо, хочу назвучаться русскими звуками и речью. Боюсь нагрешить противу русского языка».

«Записные книжки, веденные поэтом во время пребывания в России, наполнены подслушанными им разговорами крестьян, народными пословицами, словами народного говора, терминами разных специальностей. Гоголь тщательно собирал те «положительные и практические сведения», которые так были ему «нужны» для создания «Мертвых душ». Приступая к этому труду, Гоголь искал «хорошего ябедника», который мог бы дать «тело» для будущего Чичикова; для характеристики мелких подробностей русского быта поэту также нужно было предварительно запасаться «положительными и практическими сведениями», дабы его произведение «предстало пред читателем в полной ясности и порядке». «Вещественная» статистика России была для него также необходима, как и духовная. Он сгорает желанием знать ее и, поэт-затворник на чужбине, падает, может быть, жертвою ее неведения» - пишет о Гоголе Тихомиров.

П.В.Анненков очень верно заметил о Гоголе: «Поэзия, которая получается в созерцании живых, существующих, действительных предметов, так глубоко понималась и чувствовалась им, что он, постоянно и упорно удаляясь от умников, имеющих готовые определения на всякий предмет, постоянно и упорно смеялся над ними и, наоборот, мог проводить целые часы с любым конным заводчиком, с фабрикантом, с мастеровым, излагающим глубочайшие тонкости игры в бабки, со всяким специальным человеком, который далее своей специальности и ничего не знает. Он собирал сведения, полученные от этих людей, в свои записочки…- и они дожидались там случая превратиться в части чудных поэтических картин».

Многочисленные записные книжки Гоголя, действительно, содержат сведения по разным отраслям народной жизни и помещичьего быта, почерпнутые из бесед со «специалистами». Гоголь записывает термины, относящиеся к различным народным ремеслам, наконец, просто слова, взятые из народного говора, или из народных песен, народные прозвища. Гоголь отмечает необыкновенную образность и меткость русского слова в эпизоде «Мертвых душ», когда Чичиков восхищается прозвищем, которое дали встретившиеся ему мужики помещику Плюшкину.

В записную книжку, предшествовавшую изданию первой части «Мертвых душ», вписан перечень кушаний под заглавием: «Блюды». В той же книжке помещены сведения о породах, достоинствах и недостатках собак, - термины, употребляемые «специалистами» этого дела:

«Чисто-псовые (собаки) - гладкие, с шерстью длинною на хвосте и на ляжках, т.е. на чёрных мясах, густо-псовые - с шерстью длинною на всей собаке. Крымская - с длинными ушами висячими.

Цвет: Мазурка - красная собака с черным рылом, Чёрная - с подпалиною с красною мордой. …Половая - желтая, Полвопегая - по белому желтые пятна, Муругопегая - по желтому черные пятна, Краснопегая, Черноухая, Сероухая.

Ребра: достоинство ребер - кочковатость, выпуклость…Толщина и крепость черных мясов… Хвост - называется правилом, достоинство в его тонкости, хорошее правило то, которое в серп. Правило в серп - хвост, имеющий форму серпа. Достоинство ног в прямизне, сухости и в сжатости пальцев, - когти называются зацепами, - чем более она стоит на корточках и менее захватывается земля. Лапа в комок - сжатая лапа.

Клички: Стреляй, Обругай, Терзай, Озорной, Буран…»

Эти записи, сделанные со слов охотника, были использованы Гоголем в первом томе «Мертвых душ»: «Я тебе, Чичиков, - сказал Ноздрев, - покажу отличнейшую пару собак: крепость черных мясов просто наводит изумление, щиток – игла!» - и повел их к выстроенному очень красиво маленькому домику…Вошедши на двор, увидели там всяческих собак, и густопсовых, и чистопсовых, всех возможных цветов и мастей: муругих, черных с подпалинами, полво-пегих, муруго-пегих, красно-пегих, черноухих, сероухих…Тут были все клички, все повелительные наклонения: стреляй, обругай, порхай, пожар, скосырь, черкай, допекай, припекай, северга, касатка, награда, попечительница.» Или еще: «Ну так купи собак. Я тебе продам такую пару, просто мороз по коже подирает! Брудастая, с усами, шерсть стоит вверх, как щетина. Бочковатость ребер уму непостижимая, лапа вся в комке, земли не заденет».

В.В. Виноградов также сообщает о многочисленных свидетельствах современников Гоголя о том горячем неиссякаемом интересе, с которым он прислушивался к речи разных слоев русского населения, и о том, как остро и неутомимо он изучал их говоры и быт. «Л.И.Арнольди во время своей поездки вместе с Гоголем в Калугу был очевидцем и отчасти слушателем бесед Гоголя с представителями разных социальных групп. С малоярославским городничим, который оказался поклонником его сочинений, Гоголь разговаривал о купцах и «внимательно расспрашивал, кто именно и чем торгует, где сбывает свои товары, каким промыслом занимаются крестьяне в уезде; бывают ли в городе ярмарки и тому подобное… Гоголь впился в моего городничего, как пиявка, и не уставал расспрашивать его обо всем, что его занимало».

«Покуда мы обедали, - вспоминает Л.И.Арнольди, - он все время разговаривал с половым, расспрашивал его, откуда он, сколько получает жалованья, где его родители, кто чаще других заходит к ним в трактир, какое кушанье любят больше чиновники в Малоярославце и какую водку употребляют, хорош ли у них городничий и тому подобное. Расспросил обо всех живущих в городе и близ города и остался очень доволен остроумными ответами бойкого парня в белой рубашке, который лукаво улыбался, сплетничал на славу и, как я полагаю, намеренно отвечал всякий раз так, чтобы вызывать Гоголя на новые вопросы и шутки». В первой главе «Мертвых душ» Гоголь пишет: «Покамест ему подавались разные обычные в трактирах блюда, как-то: щи с слоеным пирожком, нарочно сберегаемым для проезжающих в течение нескольких неделей, мозги с горошком, сосиски с капустой, пулярка жареная, огурец соленый и вечный слоеный сладкий пирожок, всегда готовый к услугам; покамест ему все это подавалось и разогретое, и просто холодное, он заставил слугу, или полового, рассказывать всякий вздор – о том, кто содержал прежде трактир и кто теперь, и много ли дает дохода, и большой ли подлец их хозяин; на что половой, по обыкновению, отвечал: «О, большой, сударь, мошенник»…»

Гоголь в «Авторской исповеди» писал о себе: «У меня только то и выходило хорошо, что взято было мной из действительности, из данных, мне известных».

Виноградов пишет: «Гл