ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Филология

Статья: Прошлое и будущее в диалектной картине мира

Добавлено: 2019.01.16
Просмотров: 28

С.М. Белякова, Тюменский государственный университет

Термин “картина мира” приобрел в современном отечественном языкознании чрезвычайно большую популярность, что связано с преимущественно этнолингвистической или лингвокультурологической направленностью последнего. Вновь возникший интерес к одной из его вечных проблем – связи языка и познания, языка и мышления – способствовал формированию гносеолингвистики (когнитологии), где данное понятие является одним из ключевых.

Картина мира любого языка неизбежно имеет этнокультурный характер. В пределах одной этноязыковой общности можно выделить ряд КМ, соотносящихся с определенными типами культуры или субкультурами (элитарная, массовая, традиционная, профессиональные) и подсистемами языка (общенациональная, литературная, просторечная, диалектная, жаргонная). При этом диалектная КМ, воплощающая народную культуру, в значительной степени сохраняет “наивный”, эмпирический образ действительности. Это вариант национального образа мира, один из самых значимых для любого этноса. Заметим, что вопрос о возможности моделирования единой для какого-либо языка (в том числе и русского) диалектной картины мира сродни вопросу о реальности или нереальности “диалектного языка”, который широко дискутировался в научной литературе. Однако здесь есть и существенные различия. Если “диалектный язык” является лишь конструктом, а не реальным средством коммуникации, то картины мира разных говоров по причине значительного сходства русских диалектных объединений могут быть весьма близки. Можно согласиться с мнением некоторых исследователей, что “совокупность диалектов представляет собой континуум естественных картин мира на пространстве одного из вариантов языковой концептуализации действительности” [14, 26].

Под диалектной картиной мира (ДКМ) мы понимаем систему традиционно-народ-ных представлений о мире, имеющую нечеткий, во многом эклектический характер и отраженную в совокупности территориально-социальных коммуникативных средств. Главными функциями такой КМ следует считать классифицирующую, интерпретативную и регламентирующую функции.

Представления о времени являются существенным элементом любой КМ, хотя преимущественно имплицитны и могут быть выявлены лишь при помощи лингвистического анализа соответствующих языковых фактов с привлечением этнографических и культурологических данных. При этом, на наш взгляд, будет более правильным говорить не о темпоральном фрагменте (или сегменте), что подразумевает частный характер временной координаты, а о темпоральной основе картины мира.

Основными модусами времени являются прошлое, настоящее и будущее. Каждый из них имеет диалектную специфику. В рамках данной статьи обратимся к рассмотрению и сопоставлению представлений о прошлом и будущем, существующих в языковом сознании современных диалектоносителей и отраженных на лексикофразеологическом уровне. Основной фактический материал был извлечен нами из записей диалектной речи сельского населения юга Тюменской области (окающие старожильческие говоры). Для сопоставления привлекались говоры и других территорий.

“Пространство” прошлого широко и многообразно. Лексика со значением прошлого времени занимает значительный участок диалектного словаря по сравнению с лексическим и фразеологическим выражением настоящего и будущего времени. Нами зафиксировано 62 единицы (слова и ФЕ) с этим значением (без учета вариантов) и около 280 контекстов их употребления. В процентном выражении это составляет соответственно 8 и 5,6 %. Прошлое становится своеобразным эквивалентом познанного мира. Это объясняется восприятием человеком хода времени, его асимметрии. Уже происшедшие события зафиксированы в сознании, в памяти, они чаще становятся предметом беседы, особенно в речи пожилых людей – диалектоносителей. Следствие этого – не только обширность “территории прошлого”, но и большая частотность лексем с указанным значением в речи. По мнению многих исследователей, наС.М. Белякова ВЕСТНИК ВГУ, Серия 74 “Лингвистика и межкультурная коммуникация”, 2005, № 2 ше интуитивное представление о времени парадоксально. Это весьма наглядно отражается в языке в виде оппозитивности темпоральных показателей. “Построение языковой системы времени человеком основано на рефлексии, объектами которой выступают объекты текущего и предшествующего восприятия – именно поэтому языковое время во многих языках мира формировалось как система бинарных противопоставлений (т.е. настоящее/прошедшее), отражающая сферу человеческого опыта” [6, 19]. По свидетельству Б.А. Успенского, существуют языки, в которых различается прошедшее и “непрошедшее” время, то есть при наличии категории времени прошедшее время выделяется обязательно, а будущее – далеко не всегда. [17].

Это одно из проявлений асимметрии темпоральных обозначений в языке. Кроме указанных, имеются и другие оппозиции. По мнению И.А. Попова, в области отражения прошлого “имеют место две главные семантические оппозиции: наречия со значением давно (длительное время тому назад) и наречия со значением ‘прежде, раньше’ ” [13, 73]. Мы выделяем ряд противопоставлений, в результате реализации которых формируются определенные подклассы, характеризующиеся набором дифференциальных признаков. Данные объединения слов образуют иерархическую структуру. Семантические оппозиции следующие:

1) cоотношение с моментом речи – соотношение с другим событием;

2) время, фиксированное по моменту речи, делится на определенное время в прошлом – неопределенное время в прошлом;

3) определенное время делится на “задолго до момента речи” – “незадолго до момента речи” (давно – недавно);

4) точно указанное время – неточно указанное время.

Рассмотрим соответствующие подклассы (наш материал дает их 4).

1. Указание на прошлое время вообще (неопределенное). Базовая лексема – раньше. Сюда относятся также лексемы старое, ранешное, прежное, ране, прежде, преже, допрежь, допрежной, прежный, прошлый, ранешный, а также словосочетания ранешни года, старое время. Например: Старое всегда больше поминается. // Про ранешно и говорить не будем. // Раньше семь деверей и семь снох вместе жили. // Преже не така жизнь была. // Ране так не мёрли. // Носили кокошники прежны-то. // В ранешни года, не знаю, были врачи или нет. // Ето в допрежнее времё было. Слова имеют широкий семантический объем – указание на прошлое вообще. Однако в речи данные лексемы чаще всего употребляются с особым коммуникативным заданием: как правило, они относятся к другому жизненному укладу, который сопоставляется (эксплицитно или имплицитно) с существующим в настоящее время. Об этом свидетельствуют почти все зафиксированные контексты: Я ранешна… В колхозе дня не рабатывала. // Про ранешну работу вспомнишь, так слёзы ручьём. // Начнёшь про прежно рассказывать, а он (сын): хватит, уже надоело. // Ранешны-то люди были, от их всё и пошло. // Ране мужики были больши, а теперь бабы над мужиками больши. // Ранешного-то почти ничего не осталось. Подобным образом могут характеризоваться и предметы: Ранешна прялка, не с колесом. // Сарафан-от ранешной, широкушшой. Несколько иной оттенок значения приобретает данная лексема в контексте рассказа о старообрядцах, и поныне живущих в данной деревне: У ранешних – из ковшика не дают напиться. Его можно определить так: “ортодоксальный, строго следующий традиции”. Ср. замечание об использовании наречия прежде в литературном языке: “В первом круге употребления прежде выражает идею временной границы, представление о предшествующей ситуации как локализованной в ином мире – в мире прошлого, других эпохах или периодах. (…) Очень часто слово прежде используется в контексте ностальгических воспоминаний об ушедших временах” [9, 326-331]. Как нам представляется, в говорах подобная коммуникативная задача реализуется при помощи использования любого из названных выше слов.

Все наречия образуют прилагательные (в отличие от литературного языка): ранешний, прежний, допрежной. Для прилагательного ранешний характерна особая сочетаемость, оно не является эквивалентом слова прошлый. Такова сочетаемость с наименованиями лиц: ранешные женщины, ранешны люди, ранешный председатель, например: Ранешный-то председатель ни одного бы зарода (стог продолговатой формы) у нас не принял. // Ранешны люди, оне были здоровше. Лексемы старый, старина, особенно в фольклорных произведениях, не всегда имеют значение далекого прошлого, могут обозначать просто прошлое. Ср.:

Говорят, что я гоняюся За старым дорогим, Не гоняюся, а каюся, Что я гуляла с ним.

При этом субстантивированные прилагательные старое, ранешное и подобные, обозначая прошлое вообще, все-таки отражают определенное дистанцирование от настоящего, обозначают скорее отдаленное прошлое, т.е. наблюдается неопределенность, диффузия семантики.

2. Указание на неопределенное время в прошлом, отделенное значительным промежутком времени. Основное обозначение – на-речие давно (дамно), а также диал. дивно. Кроме того, используются предложно-падежные конструкции со словом старина, прилагательные старинный, давношний, давнишний, древний, старопрежный. Например: Давно, я уж не помню, в каким году. // Вот уж я не скажу, потому что давно ето всё было, и памяти-то, вишь, никакой. // Кабыть дождь направился, давно не бывало. // Это дивно уже, как перестройка сделалась, так и перестроились. // Я ить дивно ждала вас. // Старо, давнишно лучше помнится, а которо вновь – хуже. //