ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Филология

Статья: К изучению типов простого предложения русского языка в советском языкознании (Безличные предложения)

Добавлено: 2012.08.26
Просмотров: 594

Георгиева В.Л.

Известно, что русское языкознание дореволюционного периода, особенно прошлого века, достигло значительно больших успехов в области изучения морфологии, чем синтаксиса, несмотря на отдельные труды выдающихся русских синтаксистов, среди которых первым должно быть названо имя А.А. Потебни, а затем его учеников А.В. Попова к Д. Н. Овсянико-Куликовского. В связи с этим: вполне закономерно повышенное внимание к синтаксису русского языка, характерное для советского периода истории русистики.

Изучение типов простого предложения по их структуре - одна из важнейших сторон работы советских языковедов в области синтаксиса русского языка. Говоря об отдельных структурных типах с точки зрения широты проблематики, мы поставили бы безличные предложения на одно из первых мест. Многочисленность проблем, возникающих при изучении безличных конструкций, связана, главным образом, с тем, что этот особый тип односоставных предложений не представляет собою единства ни по структуре, ни по функциональному назначению отдельных членов. Вместе с тем бесспорно наличие общих языковых признаков, которые еще сто лет назад заставили А.X. Востокова объединить ряд разновидностей под общим названием "безличные предложения"1.

Эта разнородность синтаксического типа приводит к тому, что проблематика его изучения не может быть ограничена лишь вопросами специфики синтаксических категорий в чисто языковом плане или в их отношении к логическим категориям. Возникает проблема частного и общего, что осложняет вопрос о критерии выделения изучаемого объекта и создает множество Дополнительных аспектов исследования. Поэтому естественно, что изучение безличных предложений русского языка в советский период шло по различным линиям. из которых в настоящем обзоре мы коснемся лишь самых основных.

Наиболее актуальным сразу же оказался вопрос понимания самой категории безличности и на этой базе - поиски теоретических оснований для классификации безличных предложений.

В синтаксической пауке прошлого попытки установления критерия классификации были предприняты Д.Н. Овсянико-Куликовским в специальной статье, посвященной этому вопросу2. Положив в основу определения безличных (бессубъектных, по терминологии автора) предложений отсутствие подлежащего, т.е. синтаксический признак, не исчерпывающий их существа. Д.Н. Овсянико-Куликовский оказался перед необходимостью классификации очень широкого круга синтаксических явлений. Решение данного вопроса исследователь, в соответствии со своей общей языковой концепцией, видит в установлении различных степеней бесподлежащности, определяемых чисто психологически. Он отмечает, что в бессубъектных предложениях эта точка в грамматической мысли, где должно было бы являться подлежащее, осталась темною, непроявленною". Однако эта точка может совсем исчезать из обихода мысли, может быть совершенно темной, но может быть и не до конца темной. Отсюда понятие абсолютной бессубъектности и разных степеней относительной бессубъектности. К "относительно-бессубъектным" исследователь относит также неопределенно-личные и обобщенно-личные предложения, что совершенно естественно при его подходе к вопросу.

Дальнейшие этапы разработки общих вопросов категории безличности и классификации безличных предложений, которые относятся уже к советскому периоду, связаны прежде всего с именами авторов известных капитальных трудов по русскому синтаксису Л.А. Шахматова и А.М. Пешковского. (Первое издание работы Л.А. Шахматова "Синтаксис русского языка" вышло в свет в 1925 г., третье, коренным образом переработанное издание труда Л.М. Пешковского. "Русский синтаксис в научном освещении" - в 1928 г.).

Толкование безличности в труде А.А. Шахматова находится в полном соответствии с его пониманием односоставности предложения вообще. В отличие от Д.Н. Овсянико-Куликовского, А.А. Шахматов ищет отличительный признак безличных предложений в психологическом восприятии самого главного члена, не считая возможным говорить о каком-то невыраженном представлении за его пределами. Особенностью безличных предложений при этом оказывается выраженное в главном члене сочетание представления о признаке с представлением о бытии, существовании. Таким образом, безличные предложения А.А. Шахматов признает предложениями экзистенциальными3. Естественно, что не все разновидности безличных предложений укладываются в рамки такого понимания. В ряде случаев исследователь учитывает это, выводя, например, инфинитивные предложения с императивным значением за пределы группы безличных инфинитивных. Оставаясь последовательно на данной точке зрения, нужно было бы выделить из состава безличных и некоторые другие модальные разновидности предложений с независимым инфинитивом. Ср., например: Только бы мне узнать, что он такое (Ревизор, II, 43)4, где тоже нет экзистенциальности.

В согласии с идеей "представления", вызываемого главным членом (или главными членами), находится и взгляд А.А. Шахматова на структуры типа безличный глагол + инфинитив или предикативное наречие + инфинитив как на предложения двусоставные. Однако последовательность этого принципа и здесь должна была бы привести к признанию двусоставности ряда других предложений, рассматриваемых в качестве безличных, как, например, следующее: - Все же лучше на свободе, - заметил я (Тург., Хорь и Калин.)5. Главный член этого предложения ("лучше") не выражает экзистенциальности данного признака (что А.А. Шахматов считает отличительной чертой безличных предложений), поскольку "ядром высказывания" является обстоятельственное слово "на свободе". Справедливо признавая такие предложения безличными, А.А. Шахматов делает уступку логико-грамматическому пониманию безличности.

Попыткой примирить идею психологического "представления" с грамматической стороной предложения можно объяснить и введение А.А. Шахматовым понятия "двухчленные безличные предложения" (тип глагол+род. п.), где именно грамматическая структура не позволяет говорить о двусоставности.

За основу классификации безличных предложений А.А. Шахматов взял грамматический способ выражения главного члена, т.е. принцип, получивший в дальнейшем распространение во всех работах по данному вопросу. Правда, с этим принципом А.Л. Шахматов был знаком по первому изданию упомянутой работы Л.М. Пешковского.

Грамматический аспект классификации безличных предложений современного русского языка детально представлен в работе А.М. Пешковского, что является его несомненной заслугой. Если в понимании А.М. Пешковским понятийной стороны безличного предложения как такового отразились некоторые идеи А.А. Потебни, в частности, идея об "устранении подлежащего" из мысли6, то дальнейшие синтаксические вопросы данный исследователь решает с присущим ему вниманием к формально-грамматической стороне дела. Характерно, что классификацию безличных предложений А.М. Пешковский строит исходя из грамматической формы не только главного члена (сказуемого), но и других членов, обязательных или необязательных в данной конструкции. Этим положено плодотворное начало синтаксического анализа структуры самого безличного предложения.

Однако схема А.М. Пешковского, разумеется, не могла не отразить в себе недостатки его общей теоретической концепции Так, например, формально-морфологическая точка зрения проявилась при искусственном и необоснованном разделении предложений с формой на -о, созвучной прилагательным среднего рода (и семантически им соответствующей) и тех же конструкций с "бесформенным словом", куда автор причисляет не только формы типа "жаль", "нельзя", но и формы на -о, не имеющие в системе языка звукового или семантического соответствия прилагательным среднего рода (можно, дОлжно, пОлно и т. п.).

Но в наибольшей мере слабость теоретической позиции А.М. Пешковского проявляется при решении им вопросов, связанных с соотношением грамматической и понятийной стороны безличного предложения. Согласно его воззрениям, безличность предложения определяется тем, что сказуемое не имеет форм согласования с подлежащим, следовательно, не может давать "намека на подлежащее", так как последний делается именно при помощи форм согласования7. Таким образом, отсутствие у безличных глаголов изменяемости по лицам, числам и в прошедшем времени по родам (явление, сформировавшееся в определенной логической ситуации и именно в готовых синтаксических условиях) превращается у А.М. Пешковского в исходный пункт безличного характера предложения.

А.М. Пешковский тонко подметил разницу между безличными предложениями и неполными с опущенным подлежащим: "Все дело тут, очевидно, только в том, сознаются лицо и число данного глагола как категории согласования сказуемого с подлежащим или нет, ибо безличное предложение есть прежде всего не согласуемый ни с чем глагол"8. Однако это высказывание не может быть принято иначе, чем только в качестве практического критерия.

Вопросы классификации безличных предложений, их грамматической и семантической характеристики получили далее более детальную разработку в специальной монографии Е.М. Галкиной-Федорук. Прежде чем заняться описанием различных структурно-грамматических типов безличных предложений, исследователь пытается обобщить их семантическую сторону, выделив два типа "по значению": 1) предложения, выражающие интеллектуальное восприятие действительности и 2) предложения, выражающие волю и эмоцию человека9. Эту попытку нельзя признать удачной, поскольку данная характеристика включает все пути познания человеком действительности и может быть отнесена к предложению любого состава. Такое толкование не имеет никакого отношения к безличности.

Более плодотворным явился метод частной семантической характеристики разновидностей безличных предложений внутри определенного грамматического типа, традиционно выделяемого на базе средств выражения главного члена. (по терминологии автора, сказуемого). Основное значение работы Е.М. Галкиной-Федорук, на наш взгляд как раз и заключается в богатстве наблюдений за употребительностью различных семантических разновидностей безличных предложений в разных сферах русского языка, что при обширности собранного автором материала создает вполне убедительную картину.

Правда, нужно сказать, что отсутствие четких принципиальных установок при анализе материала приводит к разноплановости этого анализа, иногда к непоследовательности классификации и т.п. Так, например, в VI главе, посвященной предложениям с возвратным глаголом, в один ряд попадают следующие разновидности: "Безличные предложения, выражающие различные процессы и явления в природе и окружающей среде" (семантическая характеристика), "Безличные предложения, выражающие самостоятельно возникшие процессы, не обусловленные волей деятеля или какой-либо причиной" (логиче