ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Филология

Статья: Социально-культурная обусловленность знания и анализ дискурса в межкультурной коммуникации

Добавлено: 2012.08.26
Просмотров: 811

Л.В. Цурикова, Воронежский государственный университет

Повышенный интерес различных направлений современной лингвистики к изучению проблем межкультурного общения отражает актуальность исследования взаимодействия языка и культуры с позиций самых разных наук о человеке. Важнейшим аспектом изучения этого взаимодействия является анализ дискурсивной деятельности людей в условиях межкультурной коммуникации, акцентирующий социокультурную обусловленность этой деятельности и раскрывающий особенности мышления и вербального поведения носителей разных языковых культур. Помимо решения чисто прикладных задач, связанных, например, с формированием межкультурной коммуникативной компетенции у изучающих иностранный язык, данный подход также тесно связан с рассмотрением фундаментальных для современной науки проблем, таких как функционирование языка в обществе, участие языка в процессах концептуализации и естественной категоризации мира, формирование языковой картины мира. Утверждение в современной науке когнитивной парадигмы знания способствовало тому, что, исследуя указанные проблемы с самых разных точек зрения, ученые исходят из понимания языка как феномена, обеспечивающего доступ ко многим непосредственно не наблюдаемым процессам мыслительного, познавательного характера. Поэтому анализ любого вида языковой деятельности раскрывает заложенные в ней бессознательно используемые когнитивные возможности и ресурсы, включая разного рода когнитивные модели и фреймы.

Изучение дискурсивной деятельности человека как представителя определенной социокультурной общности, а также рассмотрение любых аспектов меж- культурной коммуникации (т.е. коммуникативного взаимодействия индивидов, представляющих разные социокультурные общности) связано с использованием в качестве базового концепта понятия "культура", которое далеко не однозначно толкуется в современной науке.

Количество определений термина "культура" измеряется сегодня четырехзначными цифрами [2], поэтому предложить даже краткий обзор подходов к анализу стоящего за этим словом понятия не представляется возможным. Заметим лишь, что обычно понятие "культура", используемое в различных областях и научных дисциплинах трактуется либо безгранично широко (Ср.: "Культура - совокупность производственных, общественных и духовных достижений людей". [7], либо предельно узко ("культура общения").

Так, одна из когнитивных наук, изучающая культурно обусловленное поведение человека - когнитивная антропология, - традиционно использует термин "культура" наиболее интенсивно и специализированно. Однако, поскольку коммуникативное, и в частности, языковое поведение рассматривается в когнитивной антропологии лишь как один из многих видов культурно детерминированного поведения, принятое в этой науке определение культуры оказывается довольно свободным и включает разнородные и разноплановые понятия. Культура, например, определяется как "совокупность знаний, опыта, верований, ценностных установок, отношений, значений, иерархических связей, религии, понятий о времени, пространстве, ролях, концептов вселенной, а также материальных объектов и собственности, приобретенных группой людей в результате индивидуальных и совместных усилий" (the deposit of knowledge, experience, beliefs, values, attitudes, meanings, hierarchies, religion, notions of time, roles, spatial relations, concepts of the universe, and material objects and possessions acquired by a group of people in the course of generations through individual and group striving [20,12-13]

В другой формулировке определение культуры включает три основных аспекта: артефакты (материальные объекты, варьирующиеся от наконечников стрел до водородной бомбы, от факелов до электрических фонариков, от наскальных рисунков до картинных галерей, и т.д.); концепты (включая системы моральных установок и ценностей, таких как добро и зло, понятия Бога и человека, этика, понимание смысла жизни и т.п.); поведение (все, что относится к реализации концептов и установок). [8, 15]. Очевидно, что подобное определение культуры, являясь достаточно гибким и объемным, позволяет использовать его в качестве универсальной базы для описания широкого спектра явлений социальной жизни. Однако оно оказывается безгранично широким и избыточным при изучении конкретного феномена культурно обусловленного дискурсивного поведения индивида как процесса реализации социально релевантных (языковых и неязыковых) значений.

Поиски ответов на вопросы о том, что представляет собой культура с когнитивной точки зрения, какого рода знания можно считать культурно обусловленными, и какие знания необходимы человеку для того, чтобы эффективно пользоваться языком в процессе коммуникации, привели к тому, что в последнее время в рамках когнитивного подхода к изучению культурно обусловленных значений, выражаемых в процессе коммуникативной деятельности человека, сформировалось более узкое определение культуры как разделяемого всеми членами социокультурной общности знания. Культура рассматривается как совокупность знаний, которыми обладают представители данного социума, и которые обусловливают то, как они себя ведут, что делают и как интерпретируют свой опыт: "Culture is what a member of the social group knows - whether or not he is

conscious of the knowledge - that is also known by the other members of the social group" [14, 153]. Знания эти составляют основу "субъективной реальности" индивида (a person's "subjective reality" [14] и существуют, скорее, в форме презумпций, а не собственно "фактивных знаний", хотя индивид воспринимает эти презумпции как известные ему факты. По определению Ю.С.Степанова, "культура - это совокупность концептов и отношений между ними, выражающихся в различных "рядах" [6, 38], которые составляют структуру культуры, образуя синхронные и эволюционные семиотические системы. При этом концепты представляются как "сгустки культурной среды в сознании человека" [6, 40].

Содержащиеся в сознании индивида и актуализируемые в его дискурсивной деятельности знания являются крайне разнородными по характеру и включают как языковые, так и неязыковые знания. Они составляют оперативный фундамент коммуникативного поведения человека и являются необходимым условием осуществления речевой деятельности. Эти знания содержатся в долговременной и кратковременной памяти индивида, при этом в долговременной памяти находятся социально разделяемые знания (socially shared knowledge), называемые долгосрочными знаниями и составляющие культурно релевантные знания (cultural knowledge), а в кратковременной памяти помещаются индивидуальные, или идиосинкратические, знания, связанные с личным опытом индивида (idiosyncratic knowledge). Обе ментальные структуры, связанные с хранением этих видов знания, находятся в динамическом взаимодействии, позволяя эффективно использовать их в процессе коммуникации. Тем не менее, считается, что общая стратегия коммуникативного поведения индивида базируется на долгосрочных (культурно релевантных) знаниях: конкретные (short term) выборы форм коммуникативного взаимодействия делаются из базового (long term) культурного репертуара [14, 153].

Выделяя два типа знаний, детерминирующих коммуникативное поведение индивида, когнитологи пытаются решить проблему соотношения социального и индивидуально-психологического аспектов в культурно обусловленном знании о мире. Социально разделяемые культурно релевантные знания относят к сфере коллективного сознания, иногда определяемого в терминах "коллективного бессознательного" или "культурного бессознательного" (cultural unconscious) [9, 34-36] на том основании, что большинство этих знаний приобретается членами общества неосознанно в процессе ранней социализации и используется автоматически, и только небольшая часть этих знаний рационализируется, осознается индивидом, причем менее всего это происходит со знаниями собственно языковыми или связанными с использованием языка в процессе коммуникации.

По мнению D.Holland and N.Quinn, совокупность разделяемых членами социокультурного сообщества знаний организована в виде культурных когнитивных моделей, которые содержатся в сознании членов этого сообщества и которые могут сосуществовать с другими, личностными (идиосинкратическими) моделями опыта [15, 4]. Эти культурные когнитивные модели лежат в основе всех проявлений социального поведения человека, однако большинство направлений когнитивной науки рассматривает их только в отношении коммуникативного поведения - внимание исследователей сосредоточено на том, что необходимо знать человеку, чтобы адекватно, с точки зрения данной культуры, говорить о мире.

Некоторые авторы разделяют культурные когнитивные модели на модели, необходимые для говорения, и модели, лежащие в основе других видов социального поведения, а также выделяют "модели для" (models for) и "модели чего-либо" (models of), которые называют "оперативными" (operational) и "репрезентативными" (representational) моделями [13], указывая, что "репрезентативные" модели, представляющие знания о мире, люди могут более или менее осознавать и объяснять, в то время как "оперативные" модели, регулирующие поведение человека в определенной ситуации, как правило, не осознаются. При этом "репрезентативные" модели не обязательно лежат в основе "оперативных" моделей, а "оперативные" модели, в свою очередь, не обязательно связаны с "репрезентативными".

Представляется, однако, что если рассматривать структуры знания как одновременно интерпретационные и целеобу-словливающие, то их непродуктивно анализировать в терминах "моделей чего-либо" и "моделей для чего-либо" ("репрезентативных" и "оперативных" знаний). Скорее, можно говорить о том, что глубинные структуры знания, часто одни и те же, используются для р