ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Филология

Статья: Виды риторических аргументов

Добавлено: 2012.08.26
Просмотров: 666

А.А. Волков

Аргументом (лат. argumentum от глагола arguo – показываю, выясняю, доказываю – довод, доказательство, умозаключение) будем называть фрагмент высказывания, содержащий обоснование мысли, приемлемость которой представляется сомнительной.

Обосновать значит свести сомнительную или спорную для аудитории мысль к приемлемой. Приемлемой может быть мысль, которую аудитория находит истинной или правдоподобной, правильной с точки зрения той или иной нормы, предпочтительной с точки зрения своих (а не ритора – отправителя речи) ценностей, целей или интересов.

Строение аргумента

Риторический аргумент состоит из: (1) положения и (2) обоснования. Рассмотрим пример:

(1) "Но можно ли действительно находить истину? – Должно думать, что можно, если ум без нее не может жить, а он, кажется, живет, и, конечно, не хочет признавать себя лишенным жизни"[1] .

Обоснование – совокупность доводов, формулировок мыслей, посредством которых ритор стремится сделать положение приемлемым для аудитории: ... если ум не может жить без истины, а он, кажется, живет, и, конечно, не хочет признавать себя лишенным жизни.

Положение аргумента – формулировка мысли, которая выдвигается ритором, но представляется сомнительной аудитории: Но можно ли действительно находить истину? – Должно думать, что можно

С точки зрения строения и содержания риторический аргумент включает три составляющих: схему, топ, редукцию.

Схема представляет собой логическую форму данного конкретного аргумента. Построение схемы подчиняется правилам логики, и схема является своего рода логическим костяком аргумента, который позволяет не только судить о строении сложной мысли, но и определить ее корректность.

Общее место или топ – положение, которое признается истинным или правильным и на основе которого конкретное обоснование представляется убедительным. Топ содержится или подразумевается в посылках аргумента. Первый топ приведенного аргумента: ум живет истиной. Это положение не доказывается и не следует откуда бы то ни было, но представляется очевидным аудитории, к которой обращается святитель Филарет.

Аргументация может быть догматической и диалектической. Догматическая аргументация исходит из положений, которые принимаются в качестве постулатов и считаются самоочевидными и универсальными; таковы исходные принципы научной теории. Диалектическая аргументация исходит из посылок, которые убедительны для аудитории и привлекаются из разнообразных источников. Диалектическая аргументация принципиально рассчитана на частную аудиторию.

Риторическая аргументация является в основном диалектической [2] . Это означает, во-первых, что положение риторического аргумента представляет собой мысль (тезис), которой может быть противопоставлена другая мысль (контртезис). Контртезис, однако, не всегда логически исключает тезис.

Тезис: А совершил героический поступок; контртезис: А нарушил воинскую дисциплину. Обосновывающие контртезис посылки также не всегда являются отрицанием посылок, подтверждающих тезис, и могут быть вполне совместимыми с ними. Если аудитория склонна считать всякого собственника бесчестным человеком, для нее будет убедительным, например, такой довод: А совершил поджог застрахованного имущества, потому что хотел получить страховую премию. Здесь будут подразумеваться посылки: всякий собственник готов на преступление ради наживы; А является собственником; пожар уничтожил имущество А, застрахованное на крупную сумму; следовательно, и т.д.

Но противоположное положение может быть обосновано не противоположной по смыслу (не всякий собственник готов на преступление ради наживы), но иной, не менее убедительной посылкой, например: А не совершил поджог, потому что в это время находился в другом месте.

Во-вторых, ритор сначала выдвигает положение или тезис, а затем уже ищет посылки, которые его подтверждают. Самые трудные и, как представляется, интересные вопросы не только риторики, но и философии: откуда мы берем посылки для обоснования положений, которые выдвигаем? какие посылки и почему мы предпочитаем? каким образом и в каких словах мы формулируем их?

Редукция аргумента – операция сведения положения к одному или нескольким определенным образом связанным суждениям (посылкам). На логико-понятийном уровне редукция включена в схему аргумента. На вербальном уровне, который является наиболее значимым, редукция представляет собой совокупность языковых средств, обеспечивающих понимание и интерпретацию аргумента аудиторией в соответствии с намерением ритора. В состав редукции входят словесный ряд и введение в аргумент (конвенция).

Посредством словесного ряда отправитель высказывания создает цепочку слов или словосочетаний, связывающих термины положения с терминами посылок, создает словесный образ предмета мысли и модальность, в которой оценивается высказывание, чем достигается лексико-синтаксическое единство аргумента.

Слова в примере (1) отобраны и соединены между собой так, чтобы создать единый смысловой образ предмета и придать мысли особую убедительность.

Во-первых, значения одних слов (жизнь, живет, ум) в контексте фразы это не логическая, а лексическая-включаются в значения других (истина) редукция – операция приведения значений слов, содержащихся в положении, к значениям слов, содержащихся в посылках.

Во-вторых, в примере (1) само синтаксическое строение и членение фразы образуется соединением нескольких фигур речи. Положение содержит фигуру диалогизма (вопросо-ответа), соединенную с фигурой окружения (можно ... можно), повтор слова или формы в различных-которая вводит фигуру плоце (отличение) значениях: "можно" в значении "возможно" и "может" в значении "в состоянии" -(значит: если познание возможно, то мы в состоянии познавать), а вслед за ней фигуру градации, то есть нарастания интенсивности значения (живет и не хочет признавать себя лишенным жизни).

В-третьих, все эти фигуры создают образ диалогических отношений: вопрос задается как бы от лица аудитории, а ответ дается в подчеркнуто безличной форме как бы от нормы мышления (должно думать); далее модальные вводные слова кажется и конечно явно принадлежат говорящему, который обращается к оценке и согласию слушающего. В таком строении фразы проявляются образы "общества", "аудитории" и "говорящего", которые согласно обнаруживают истинность рассуждения, чем и создается убедительный пафос фразы.

В четвертых, для понимания содержания и значения конкретного аргумента чрезвычайно важна семантика ключевых слов лексической цепочки от положения (вывода) к большей посылке. Действительно, что значит "истина" в контексте данной речи святителя Филарета? "Истина" и "жизнь" здесь адресуют получателя не только к обычному значению этого слова, но и к евангельскому контексту: "И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, как Единородного от Отца" [Ин. 1.14]. Слово "истина" означает не только соответствие высказывания действительности: выражение "находить истину" означает в первую очередь "находить Истину как таковую", то есть Бога, и во вторую очередь – "находить всякую научную, философскую, правовую и т. д. истину, поскольку она является частным выражением истины абсолютной". Эта философско-богословская многозначность слова в контексте адресует к некоей инстанции, естественному разуму человека, которая в свою очередь утверждена контекстом Св. Писания [Рим 1. 20-24]. Таким образом, обосновывающая посылка в примере (1) обращена к естественному разуму человека и к Св. Писанию как к утверждающей ее приемлемость инстанции, а не только к факту логического парадокса лжеца, вытекающему из суждения "Истину найти нельзя".

Введение в аргумент, или конвенциональная его составляющая как часть редукции представляет собой метаязыковую конструкцию, которая нужна для оценки самого аргумента или для формулировки условий его приемлемости. Введение в аргумент представлено в примерах (3), (4), (5), где устанавливаются и обосновываются условия приемлемости обоснования, в частности, доказательная значимость посылок. Так, в примере (3) адвокат утверждает, что контроверза относится к статусу установления и речь идет о наличии или отсутствии факта поджога кладовой, а не о квалификации деяния обвиняемых, причем это положение специально обосновывается и впоследствии повторяется. В примерах содержатся также повторяющиеся оценки приведенных доводов ("Отсюда один возможный вывод <…>. Вывод этот ясен, как Божий день"). В примере (5) вводная часть аргумента выражена еще более четко и предстает в виде последовательности вопросов и ответов: Неизвестный побуждается к принятию конвенции после объяснения Духовником логической техники обоснования (приведения к абсурду).

Итак, доводы аргумента связываются с положением и между собой посредством схемы – конструкции умозаключения, вывод которого (суждение, содержащееся в положении) вытекает из посылок – суждений, лежащих в основании доводов; словесного ряда – слов, лексико-семантических и синтаксических связей, которые задают значение высказывания; топа, который содержится в основании аргумента. Словесный ряд аргумента всегда индивидуален, его строение определяется стилем и целевой установкой высказывания. Схема аргумента индивидуальна, но строится по нормам логики. Топ аргумента, по определению, является общепринятым суждением. Поэтому можно, очевидно, построить типологию словесных рядов аргументов [3] .

Классификация риторических аргументов дает картину так называемого "поля аргуме