ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Филология

Статья: Вокативы и этикетные средства речи

Добавлено: 2012.08.26
Просмотров: 631

Асп. Баракова М. Г.

Кафедра лингвистики и межкультурной коммуникации.

Московский государственный университет

В статье показано отграничение вокативов (обращений) от остальных речевых средств вообще и от формул речевого этикета, в частности, на материале художественного текста (современной англоязычной психологической прозы).

Речевое поведение общающихся сторон в значительной мере реализуется с помощью узуально закрепленных формул общения, одной из которых является обращение (именуемое далее вокативом), степень клишированности которого находится в прямой зависимости от частотности его употребления.

Вокатив или обращение трактуется в данной работе как «грамматически независимый и интонационно обособленный компонент предложения или более сложного синтаксического целого, обозначающий лицо или предмет, которому адресована речь» [1]. Вокатив – единственная единица речевого этикета, которая рассматривается в системно-структурном устройстве языка, в частности в синтаксисе, в отличие от таких ситуативно-тематических групп в речевом этикете, как приветствие, извинение, поздравление и т.д.

Впервые позиции и, соответственно, функциональные особенности обращений были описаны А.А.Шахматовым, который считал, что обращение, употребленное в качестве самостоятельной синтаксической единицы в тексте, в отличие от включенного, выполняет роль предложения (так называемые «вокативные предложения») [2]. В современной теории синтаксиса наблюдается уточнение взглядов на обращение в обеих позициях, а, следовательно, по-новому трактуется функционирование обращений в каждой из отмеченных позиций. Так, многие исследователи указывают на наличие связи обращения с членами предложения в позиции включения в предложение, чаще всего определяя ее как соотносительную или смысловую [3 – 5]. Развитие получает и новый взгляд на синтаксическую природу структурно самостоятельного предложения. Вслед за В.В. Виноградовым [6] вокативные предложения характеризовали как «непредложенческие коммуникаты» Н.Ю. Шведова и О.Б. Сиротинина [7, 8 ].

В синтаксическом плане мнения лингвистов расходятся по поводу включения или невключения обращения в состав предложения. А.М. Пешковский, например, считает вокативы такими словами или словосочетаниями, которые не входят в состав предложения (то есть не являются его членами), и в то же время не составляют отдельных предложений [9]. До сих пор неясно, каким образом слово в роли вокатива получает обязательную интонационную оформленность, ведь известно, что слово как единица номинативного уровня интонации не имеет. Не получило объяснения также и такое свойство обращения, как его «нежелание» вступать в синтаксические связи с другими словами в предложении. По правилам словоизменения русского языка слова должны связываться с другими: слова, которые могут стать обращениями, имеют, как правило, морфологические окончания для связи с другими словами [10].

Здесь важно упомянуть о звательном падеже обращений в ряде современных славянских языков и в древнерусском языке. «Представляется достоверным, что звательный падеж стоит особняком в падежной системе и, скорее, отстоит от нее. Прагматическая нагрузка вокатива способствует его семантической и синтаксической изолированности от остальных членов падежной системы. Дело в том, что в падежной парадигме каждая из форм, отражая определенные семантические отношения (объектности, орудийности, партитивности и т.д.), служит для скрепления слова с другими словами в предложении, для введения его в синтаксическую связь одним из принятых в языке способов. Звательная же форма, напротив, не организует никакой связи с другими словами в предложении, она как бы отделяет обращение от текста, придавая обращению своеобразный самостоятельный статус. Поэтому звательную форму, на наш взгляд, нельзя считать падежом. Можно привести и косвенное доказательство этого: падежная система функционирует независимо от звательной формы. Так, например, современный болгарский язык утратил все окончания падежей, однако в нем существует звательная форма. Русский язык, напротив, сохранил 6 падежных форм, но звательную форму утратил. Таким образом, как синтаксическая единица вокатив не представляет большого интереса, так как не входит в систему основных конструктивных элементов синтаксиса: это не предложение, не словосочетание и даже не словоформа в традиционном смысле. Следовательно, можно утверждать, что вокатив составляет периферию основных синтаксических единиц, наряду с вводными, модальными и т.п. компонентами.

Очевидно, что взгляд на вокатив с позиций традиционной грамматики оставляет открытыми многие неясные вопросы. Все проясняет коммуникативный подход. Обращение непосредственно входит в общение, в коммуникативный акт, следовательно, представляет собой речевое действие, отсюда и его отделенность от других слов в предложении, и его интонированность. Интенция говорящего как мотив и цель речевого действия – призыв, привлечение внимания собеседника для вступления в общение. Следовательно, на обращение следует взглянуть с точки зрения теории речевых актов. Это коммуникативное средство обладает целым рядом специфических свойств.

Обращение принадлежит обширной сфере речевого этикета, поскольку с помощью такой единицы устанавливается и поддерживается речевой контакт с собеседником, регулируются представления о ситуации общения в целом и о ролевых позициях партнеров, их социальных и личных взаимоотношениях. Кроме того, единицы обращения или вокативы занимают особое место в речевом этикете. Во-первых, изобилие лексем, на базе которых строится обращение: все собственные имена людей во всех формах, прозвища и клички, названия социальных признаков и ролей и т.д. Во-вторых, вокативы очень частотны в речи при установлении и поддержании контакта с собеседником: прежде чем что-либо сообщить (спросить, побудить), необходимо обратиться. В-третьих, выбирая подходящее обращение, говорящий учитывает возраст, пол, социальный статус адресата, психологические и личные взаимоотношения и т.д. Разные адресанты в разных ситуациях могут обратиться к одному и тому же адресату следующим образом: господин Смирнов, Юрий Сергеевич, Юрий, Юра и т.д (ср. Mr. John Smith, John, Johnny, etc.).

Речевая ситуация, в которой реализуется обращение как речевой акт, определяется непосредственностью речевого общения, когда собеседники, «я» и «ты», встречаются «здесь» и «сейчас». Данные прагматические координаты «я-ты-здесь-сейчас» задают грамматическую и семантическую суть речевого этикета, в частности обращения, проецируясь в его единицы открыто (Приветствую вас; Благодарю вас; Поздравляю…; ср. англ. Thank you) или скрыто (Привет; Спасибо…; ср. англ. Hallo; Thanks; My congratulations). С этой точки зрения, любая единица речевого этикета содержит «явные или скрытые указатели реальной модальности, настоящего актуального времени момента речи и направленности от первого лица говорящего ко второму лицу (адресату)» [10]. Вокатив не составляет исключения в этом отношении, но перечисленные категории присутствуют здесь скрыто (имплицитно).

В семантической структуре вокативов присутствуют следующие компоненты коммуникативной ситуации: адресат как объект привлечения внимания и адресант как субъект такого действия, мотив как необходимость привлечь внимание собеседника и связанная с этим цель – установление контакта в избранной тональности, а также «тема события».

Толковые словари разъясняют слово «обращение» через глагол «обратиться»: направить свои слова, просьбу и т.п. кому-либо, чему-либо; адресоваться к кому-либо (с какими-либо словами, просьбой и т.п.). Уточняя словарное толкование, следует заметить: для того чтобы направить к кому-либо слова, его необходимо позвать, а часто и назвать, то есть употребить то название, которое, с точки зрения говорящего, наиболее соответствует социальному статусу и роли адресата (для незнакомого определяемые «на глаз», для знакомого – известные, при этом избираемые из тематического ряда синонимов как наиболее релевантные в данной ситуации общения). Если же название подобрать сложно в связи с неопределенностью или слишком большой обобщенностью социальных признаков адресата, или в связи с отсутствием в языке и узусе подходящего названия, или с отсутствием необходимости/ желания употребить такое название в данных речевых условиях, то применяется единица привлечения внимания: Простите…, Извините…(ср. англ. Excuse me…, Sorry…, Pardon…, I beg your pardon…) – функционально равная обращению с номинативной основой.

Термин «звательный» (вокативный) также выражает обращение, призыв. Ср., например, «звательные словосочетания (vocative groups) – словосочетания непредикативные, не входящие в состав предложения и употребляемые в функции вокатива». Термины «вокатив» и «обращение» синонимичны и во многих словарях подаются как взаимозаменяемые. Ср., например: Вокатив (лат. Vocativus – звательный падеж).1. То же, что звательный падеж.2. То же, что обращение [Розенталь, Теленкова 1976, с. 19].

О.С. Ахманова дает следующее определение обращения: «обращение – англ. Vocative «вокатив» (звательный падеж, именительный воззвания) – формально не включенное в состав предложения слово или словосочетание, называющее того, к кому обращается говорящий, т.е. употребляющееся с целью привлечь внимание того лица, к которому обращается говорящий, ср. звательная форма» [11]. Согласно этой точке зрения, вокатив как слово или словосочетание вообще не рассматривается относительно к предложению и те