ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Филология

Статья: Зооморфные метафоры в разговорно окрашенной специальной лексике и проблемы их перевода

Добавлено: 2012.08.26
Просмотров: 500

(на материале разговорного варианта немецкого языка футбола)

А.Г. Голодов, Западноевропейский университет экономики

Ментальность каждого народа находит в определённой степени своё выражение и в языке, который “…всегда воплощает в себе своеобразие целого народа…дух народа”. [3, 349].

“Элементы окружающей действительности (животный и растительный мир, организация быта, социальная среда) оценочно осмысленные национальным сознанием на основе жизненного и творческого опыта народов, складывается в комплексы представлений – т. е. гештальты, объединяющие признаки, приписываемые тем или иным языком явлениям объективной реальности (в русском – лиса хитрая, осёл упрямый, медведь неуклюжий…) ”. [9, 122] Национально-культурная специфика языка отражается в первую очередь в экспрессивной части его словарного состава (пословицах, поговорках) и, естественно, в оценочной лексике, возникающей в результате образности и переноса значения, осуществляемого на основе мотивационных признаков. Эти признаки создают много проблем для переводчиков, поскольку они часто не совпадают в различных языках, что позволяет отнести их к национальноспецифическим языковым элементам, которые выделяются путём межъязыкового сопоставления (см., напр.: [8, 10]).

Особое место при рассмотрении национально-культурной специфики словаря занимают используемые в качестве средства экспрессивно-оценочной характеристики наименования представителей мира животных и птиц – зооморфные метафоры. Они относятся к национально-культурной специфике соответствующего народа, поскольку “…те знания о мире, которые лежат в основе метафор о животных, мало соотносятся с научными данными реальном поведении животных” [9, 127] В противном случае в языках разных народов эти метафоры (базируясь на сходных результатах научных исследований) в целом совпадали бы.

Зооморфная метафора регулярно попадает в поле зрения исследователей. Е.М. Вольф выделяет их оценочную функцию: “Четкие и постоянные оценочные коннотации несут метафоры типа животное – человек. Цель этих метафор – приписать человеку некоторые признаки, которые всегда или почти всегда имеют оценочный смысл, так как перенос на человека признаков животных подразумевает оценочные коннотации. Сами названия животных оценки не содержат...” [4, 59].

В.Г. Гак обращает внимание на необходимость выявления “…закономерности переноса понятий из одной сферы в другую, отражающуюся в изменениях значений слов”. Например, названия животных при перенесении на людей обычно обозначают их внешний вид или черту характера (лошадь, медведь, осёл, мокрая курица и т. п.) Это, по его мнению, “Было бы чрезвычайно ценно для лингвистики, психологии, теории познания…” [5, 18].

Выбор в качестве объекта исследования такого вида специальной лексики как разговорного варианта языка футбола, который используют болельщики, игроки и тренеры (в дальнейшем ЯФР), являющегося основой языка спорта в целом, представляется обоснованным, поскольку он может рассматриваться в определённой степени как вариант общеразговорного немецкого, что является следствием большой популярности обслуживаемой им отрасли (т.е. футбола). Логичным представляется в этой связи тезис: “Чем популярнее вид спорта, тем ближе его лексика общеязыковой (Allgemeinsprache)..., а между лексикой какого-либо спорта и общеязыковой происходит оживлённый взаимообмен (reger Austausch)”. [21, 2].

“Отдалённость” языка футбола от узкоспециальной терминологии приближает его к общеупотребительной части словарного состава языка – разговорной речи, что делает исследование языка футбола особенно привлекательным, поскольку он, являясь основой всего языка спорта, отражает тенденции развития самой немецкой разговорной речи в целом.

Петер Браун считает, что язык футбола “следует понимать и описывать как реализацию немецкого языка” (“...Fußballsprache als Realisierung der deutschen Sprache zu verstehen und zu beschreiben”) [11, 135].

Кроме того, любой вид специальной лексики является относительно ограниченной в квантитативном отношении системой, что даёт возможность исследовать отражение особенностей ментальности на базе конкретного материала. В качестве материала предлагаемой статьи используется язык футбольных репортажей и сообщений в популярной немецкой бульварной прессе. Язык бульварной прессы можно считать письменным вариантом немецкого общеразговорного языка, а футбольные страницы, в свою очередь, являются письменным отражением разговорного варианта языка футбола, Образность и метафоричность языка бульварной прессы на порядок выше, чем языка “серьёзных изданий”, выходящих сравнительно небольшими тиражами (например, журналы: Spiegel, Stern и пр.) Все употребляемые в разговорном варианте языка футбола (в дальнейшем ЯФР) зооморфные метафоры по выражаемой ими экспрессивно-оценочной характеристике подразделяются на три группы:

1. Негативно-оценочные зооморфные метафоры:

– Angsthasen-Fußball: (футбол “трусливых зайцев”): “Möller versuchte die Schuld sogar auf die Stuttgarter abzuwälzen: “Der VfB wollte auch nicht gewinnen. Das Spiel war eigentlich ein Skandal…Stimmt! Aber das lag an Schalkes Angsthasen-Fußball.“ [16, 14.05. 2001, 14] – Angsthasen-Taktik (тактика “трусливых зайцев”): “Der VfB hatte die Münchner zuletzt dreimal in Folge geschlagen! Doch Stuttgart verschenkte den psychologischen Vorteil mit einer Angsthasen-Taktik – die Bayern gewannen 1:0. ” [12, 11.02.2001, 74].

Angsthase является в немецком разговорном языке символом нерешительности и трусости: ‘(ugs.) ängstlicher Mensch, Feigling’. [15] Эту образно-экспрессивную характеристику анализируемое сложное существительное привнесло с собой и в ЯФР, выступая в качестве основного компонента сложного образования.

В следующем эпизоде употреблено сравнение, которое фактически выступает в роли контекстуального синонима к сложному образованию Angsthasen-Fußball: “Wir spielen wie ein Mädchen-Pensionat. Angsthasen-Fußball.“ [16, 16.02.2005, 15]. Соответствует в русском языке футбола словосочетаниям “трусливый футбол” и “трусливая тактика игры”, т.е. nomina acti. Адекватной зооморфной метафоры для передачи данного понятия в русском языке нет. В общеразговорной лексике Angsthasen выступает, как правило, изолировано, являясь обозначением nomina agentis и мягким синонимом к прямолинейному и категоричному Feigling ‘трус’.

– Hühnerhaufen-Abwehr (защита сравнивается с “стаей кур“): “Diese HühnerhaufenAbwehr kostet Bayern den Titel! Nach Sforza kriegt auch Jeremis die Schotten nicht dicht. ” [12, 4.03.2001, 7].

Hühnerhaufen является внутрифутбольным образованием, поскольку словарём общеразговорной лексики не фиксируется. Как и Angsthase(n), выступает в рамках ЯФР, как правило, в составе сложного детерминативного образования в роли определительного компонента к футбольному термину. Основную отрицательную коннотацию данное негативно окрашенное существительное получает в основном за счёт первого компонента Hühner ‘куры’, символизирующего в немецком языковом ареале такие качества как бессмысленность и неорганизованность.

– Fliegenfänger (мухолов): “Peinliche 1:2Pleite bei Abstiegskandidat Rostock. Der schwächste Mann: Torwart Zuberbühler. Mensch, Berti, dein Torwart ist ja ein Fliegenfänger”. [16, 18.02.2001, 76] Это cложное существительное пришло из общеязыковой лексики, где имело предметно-нейтральное значение: ‘mit Leim überzogener Papierstreifen, an dem Fliegen kleben bleiben’[15].

Негативное значение Fliegenfänger приобретает, входя в ЯФР в результате метафорического переосмысления значения и образования вследствие этого зооморфной метафоры, где Fliege ‘муха’ в сочетании с nomina agentis – Fänger ‘ловец’ символизирует такие качества как отсутствие концентрации, невнимательность. – Igel-Taktik: “Nürnbergs Trainer Wolfgang Wolf überrascht mit Igel-Taktik: zwei Offensive raus...zwei Defensiv-Kämpfer rein...” [12, 19.09.2004, 76] В сочетании с заимствованным из военной лексики в язык футбола термином Taktik обозначение животного Igel создаёт зооморфную метафору, которая имеет лёгкую негативную окраску за счёт того, что сама “тактика уколов”, т. е. игры, ориентированной на оборону, не пользуется у игроков и любителей большой популярностью. В сознании носителей немецкого языка образ ёжика ассоциируется с обороной, защитой.

– Unglücksrabe ‘несчастный ворон’:

“Arminias “Unglücksrabe” wurde auch noch zur Dopingprobe ausgelost. “Matze” hatte sein “EierTor” so geschockt, dass er fast zwei Stunden lang kein Tröpfchen zustande brachte”. [12, 7.04.2003, 12] В немецком языковом ареале с образом Rabe связано представление о чём-то негативном, неприятном (Rabeneltern, Rabenmutter, Rabenaas u.a.m.) Эту негативную оценочность сложное существительное Unglücksrabe полностью сохраняет, входя из общеязыковой лексики в ЯФР, лишь сужая своё значение за счёт употребления по отношению к действующим лицам конкретной отрасли (футбола).

– Schwalbe ‘ласточка’ + Schwalbenkönig ‘король ласточек’: “Nationalmannschafts-Kapitän Oliver Bierhof...vom AC Mailand – die Italiener beschimpfen ihn als Schwalbenkönig... Diese Schwalbe kann über Millionen Mark entscheiden”.

[12, 9.05.2000, 13] В общеязыковой лексике существительное Schwalbe не применяется для создания образнонегативной характеристики. Негативную оценочность оно приобретает лишь при вхождении в ЯФР в качестве обозначения понятия “картинное падение в штрафной площадке противника с целью “заработать” с помощью обмана судьи пенальти”.

В следующем эпизоде даётся косвенное определение существительного – Schwalbe в составе сложного образования - Schwalben-Fall (буквальный перевод – ‘ласточкино дело’, случай): “Lauterns Pettersson segelt unberührt neben Gladbachs-Torwart Stiel zu Boden”. [12, 28.01.2002, 9] 2. Позитивно-оценочные зооморфные метафоры:

Различные наименования животных употребляются в ЯФР и для создания экспрессивноположительной оценочности: – bärenstark: “Kahn ist mutig, reaktionsschnell, bärenstark im Duell Eins gegen Eins... ” [12, 25.02.2004, 14] Данное прилагательное заимствованно в ЯФР из общеразговорной лексики, где оно выступает в качестве экспре