ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Филология

Статья: Лексические слияния в современном английском языке

Добавлено: 2012.08.26
Просмотров: 726

Л.А. Липилина

Рассматриваются вопросы, связанные с образованием слов-слитков в современном английском языке, спецификой их структуры и семантики. Благодаря применению когнитивного подхода к анализу языковых явлений стало возможным рассмотрение феномена лексических слияний как сложного процесса концептуальной интеграции, репрезентируемого на языковом уровне.

Появление в современном английском языке таких слов, как brunch — ‘late breakfast’ <breaffast + lunch>, toytoon — ’an animated cartoon for children featuring characters of which models can be bought as toys <toy + cartoon>, affluenza — ‘condition of feeling guilty, bored, lacking motivation among wealthy people <affluent + influenza>, dallymony — ‘an allowance paid by order of the court to one partner in a former relationship by the other partner whose professions of affection and announced intentions have been established as insincere’ <dalliance + alimony> и других, является результатом одного из самых неординарных и сложных словообразовательных процессов, при котором происходит слияние усеченных основ двух или более лексических единиц[1] . Свежесть, неожиданность и благозвучие слов-слитков часто создает юмористический эффект. Данными свойствами, а также стремлением коммуникантов к сжатости, но при этом высокой информативности высказывания, объясняется чрезвычайная популярность использования единиц данного типа в средствах массовой информации, рекламе и разговорной речи. Значение нового слова либо полностью, либо частично совмещает значения всех входящих в него структурных компонентов, являясь наглядной иллюстрацией проявления принципа экономии языковых усилий (edutainment — ‘a TV programme designed to educate and entertain’ <education + entertainment>). Данный способ словообразования является общеязыковым явлением — известны исследования слов-слияний в английском, немецком, французском, испанском, арабском, японском, русском языках. В британском варианте английского языка такие образования используются преимущественно в журналистике, в немецком языке — в коммерческой деятельности, в перуанском варианте испанского языка — в жанре политической сатиры.

Однако неоднозначное понимание сущности этого лингвистического явления, размытость критериев его определения (отнесение его либо к частному виду словосложения, либо к аббревиации) привели к обилию существующих терминов, обозначающих данный класс лексических единиц: «слова-портмоне» (portmanteau words), «слова-амальгамы» (amalgam word/form), «слова-гибриды» (hybrids), «бленды» (blends), «слова-сращения» (coalesced words), «слова-слитки» (fusions), «слова-телескопы» (telescope words), «слова-композиты» (composit words).

В английском языке создание слов-слитков являлось продуктивным способом словообразования во все периоды его исторического развития. Стремление к краткости и выразительности, а также особое пристрастие англичан к языковой изобретательности привели к появлению слов, которые Льюис Кэрролл (сам автор образований chortle и slithy) называл «словами-портмоне». В таких словах «упакованы» два (или более) значения. Среди ранних телескопных образований, зарегистрированных Оксфордским словарем английского языка, следует назвать: blatterature (1512) — ‘низкопробная литература’ <blatter + literature>; foolosophy (1549) — ‘ограниченный человек, претендующий быть мудрым’ <fool + philosophy>; universalphabeth (1670) — ‘универсальная система письма’ <universal alphabeth>; scraze (1703) — ‘сильно царапать’ <scratch + graze>; boldacious (1888) — ‘отчаянный и отважный, любящий риск и опасность’ <bold + audacious>.

При этом необходимо отметить, что в последние десятилетия наблюдается устойчивая тенденция к значительному увеличению единиц данного типа среди английских неологизмов [2, с. 38—39; 3, с. 3].

Слова-слияния создаются для вербализации новых сложных, многомерных концептов, для обозначения животных и растительных гибридов, новых артефактов и торговых марок: stagflation — ‘период экономического застоя при одновременной инфляции’ <stagnation + inflation>; beefalo — ‘помесь быка и буйвола’ <beef + buffalo>; pomato — ‘гибрид картофеля и томата’ <potato + tomato>; breathalyser — ‘прибор, измеряющий содержание алкогольных паров по дыханию водителя’ <breath + analyser>; Callanetics — ‘авторская система физических упражнений, разработанная Каллан Пинкни’ <Callan [Pinckney] + athletics>. Данный вид словообразования являет собой неиссякаемый источник для создания языковых каламбуров. Авторы «слов-портмоне» убеждены, что слушатели/читатели правильно «разгадают» и по достоинству оценят лингвистическую «причуду»: millionerror — ‘нежеланный ребенок в семье миллионеров’ <millionaire + error>; frankenfood — ‘генетически модифицированные продукты питания’ <Frankenstein + food>.

Уникальность описываемого явления заключается в том, что процесс интеграции не является случайным или стихийным, а регулируется определенными особенностями участвующих в соединении компонентов. Исходные компоненты слов-слияний должны подходить друг другу по нескольким параметрам — фонологическому, семантическому, грамматическому — и обладать при этом высоким лингвокреативным потенциалом. Некоторые телескопные единицы могут содержать элементы иноязычного происхождения: coffnoscenti <coffee + cognoscenti>; priviligentsia <privilege + intelligentsia>; Fraingalise — ‘разговорный французский язык, в котором используется много английских слов’ <Francaise + Anglaise>. Слова-слияния могут относиться к различным лексико-грамматическим категориям: существительным (zootoque — ‘небольшой зоопарк с экзотическими и редкими видами животных’ <zoo + boutique>), глаголам (medevac — ‘эвакуировать пострадавших в близлежащий госпиталь’ <medical + evacuate>), прилагательным (tizzy — ’металлический, жужжащий (о звуке)’ <tinny + buzzying>). При этом наибольшая продуктивность единиц данного типа проявляется среди имен существительных.

Традиционно анализ структуры лексических слияний основывался на учете комбинаторных особенностей их морфологического состава. Джон Алджео, например, [3] выделяет следующие группы слов-слияний:

1) единицы с полным или частичным совпадением отдельных элементов исходных компонентов и их наложением: strimmer <string + trimmer>; slanguage <slang + language>;

2) единицы с инициальным или финальным усечением структуры одного из исходных компонентов при сохранении полной структуры другого исходного компонента: fanzin — ‘журнал для поклонников актеров и певцов или спортивных болельщиков’ <fan + magazine>; paratroops — ‘воздушно-десантные войска’ <parachute + troops>;

3) единицы с инициальным и/или финальным усечением структуры двух исходных компонентов: transputer <transistor + computer>; Singlish — ‘упрощенный вариант английского языка, на котором говорят жители Сингапура’ < Singapore + English>;

4) единицы с совпадением и наложением отдельных элементов исходных компонентов и усечением: numeracy <number + literacy>.

Классификация Джона Алджео основана на учете особенностей изменений, происходящих со структурой исходных компонентов лексических слияний, и позволяет выделить 16 базовых структурных типов. Сложность моделирования и чрезвычайное структурное многообразие данных лексических единиц является следствием непредсказуемого характера процесса их образования, например, усечение одного из исходных компонентов иногда сводится до одного слога или даже звука. Морфологическая структура слов-слияний, таким образом, оказывается не настолько важной, как ее звуковая оболочка. «Звуковая цепочка», т. е. внешняя форма слова-слитка, может «навести» читателя или слушателя на правильное понимание значения всей единицы, которая семантически и формально связана с составляющими ее лексемами. Это позволяет рассматривать структуру лексических слияний как состоящую не из морфем или «осколков» морфов исходных компонентов[2] , а из полнозначных лексем, представленных отдельными фрагментами. Далее в процессе коммуникации читающий/слушающий восстанавливает данные фрагменты полностью, что является необходимым условием для распознавания смыслов, заложенных в значении лексической единицы. Исходя из вышесказанного, С. Кеммер [4] предложила типологию слов-слияний, основанную на фонетических и семантических критериях. С. Кеммер разделила данные лексические образования на три большие группы:

1) единицы с наложением (overlap blends), в которую вошли единицы типа glitterati <glitter + literati>;

2) единицы с замещением (substitution blends):

а) целой лексемы (lexeme substitution): carjacking <car + hijacking>;

б) морфемы (morpheme substituion): andropause <andro- + menopause>;

в) слога (syllable substituiton): digerati <digital + literati>;

г) сегмента звуковой цепочки (segment string substitution): smog <smoke + fog>;

3) группа «редко встречающихся» единиц (rare blend types):

а) телескопные единицы, образованные из трех исходных компонентов (3-source blends): turducken — ‘индейка, фаршированная мясом утки и цыпленка’ <turkey + duck + chicken>;

б) «орфографические слияния» (orphographic blends): pharming — ‘разведение генетически модифицированных животных’ <pharmaceutical + farming>;

в) телескопные единицы с «включениями» (intercalative blends): chortle <chuckle + snortle>, slithy <slimy + lithe>.

Лингвистические исследования последних лет, проводимые в русле когнитивног