ТОП 20 статей сайта

 • Сочинения по литературе
 • Филология - рефераты
 • Преподавание литературы
 • Преподавание русского языка

Вы просматриваете сокращённую версию работы.
Чтобы просмотреть материал полностью, нажмите:

 НАЙТИ НА САЙТЕ:


   Рекомендуем посетить






























































Сочинения по литературе и русскому языку

Сочинение: Секунданты дуэли М. Ю. Лермонтова

Добавлено: 2012.08.26
Просмотров: 613

С Е К У Н Д А Н Т Ы.

Многим поколениям исследователей биографии Лермонтова остается непонятным почему четверо секундантов, среди которых не было ни одного открытого недруга поэта, согласились на столь жесткие условия поединка? Объяснить это можно лишь серьезностью повода. Однако именно о поводе и причинах дуэли никто ничего не хотел говорить.

С.В. ТРУБЕЦКОЙ (1815-1859).

Унес с собой в могилу тайну гибели М.Ю. Лермонтова и другой секундант на роковой дуэли – С.В. Трубецкой, умерший в 1859 году. Так же, как и А.А. Столыпин, он не оставил никаких воспоминаний о Лермонтове. Его имя, также, как имя Столыпина, скрывали от следствия и суда. Между тем, среди лиц из пятигорского окружения поэта князь С.В. Трубецкой – личность, пожалуй, самая неординарная. Нашумевшая в его время история о похищении им хорошенькой Лавинии Жадимировской легла в основу очерка П.Е. Щеголева «Любовь в равелине» и книги Б.Окуджавы «Путешествие дилетантов».

Сергей Васильевич Трубецкой, сын героя Отечественной войны 1812 года, кавалергарда В.С. Трубецкова, был необычайно красив, ловок и блистателен во всех отношениях. Однако о нем, также, как о Столыпине остались весьма противоречивые свидетельства. Одни называли его «тишайшим», другие говорили о его склонности к риску и неординарным поступкам.

Дом Трубецких в Петербурге был довольно известен, в нем собиралась придворная знать. Лермонтов в 1834-35 годах бывал в Петербурге у Трубецкова на офицерских собраниях. Также как поэт, Сергей Васильевич Трубецкой был в длительной опале у Николая 1. Каждый его поступок, называемый в документах «шалостями», невольно высвечивался, вызывая гнев со стороны императора. Чтобы иметь представление о «шалостях» Трубецкого, обратимся к штрафному журналу Кавалергардского полка. Не говоря о проступках обычного характера, таких как курение не вовремя трубки перед фронтом полка, прогулки рядом с подпрапорщиком, отлучки с места дежурства, остановимся только на двух случаях, наиболее характерных для Трубецкого.

Первый проступок, совершенный им совместно с штаб-ротмистром Кротковым, так описан в штрафном журнале: «11 числа сего месяца, узнав, что графиня Бобринская с гостями должны были гулять на лодках по Большой Неве и Черной речке, вознамерились в шутку ехать им навстречу с зажженными факелами и пустым гробом…» Запись датирована 14 августа 1834 года.

Второй случай изложен в записи от 1 сентября 1835 года: «За то, что после вечерней зори во втором часу на улице в Новой деревне производили разные игры не с должной тишиной, арестованы с содержанием на гауптвахте (имеются в виду С.Трубецкой и еще два офицера – Е.С.) впредь до приказания».

В 1837 году с Трубецким случилась неприятная история. Рассказывает однополчанин М.Ю. Лермонтова по лейб-гвардии Гродненскому гусарскому полку А.И.Арнольди: «Сергей Трубецкой, бывший в армии, соблазнил дочь генерала-лейтенанта П.К.Мусина-Пушкина, был обвенчан с нею по приказанию государя Николая Павловича». История этой свадьбы была хорошо известна поэту, находившемуся с середины января по середину февраля 1838 года в Петербурге. В это время современники писали: «… в городе только и говорят о свадьбе девицы Пушкиной с князем Трубецким. В этом будто бы принимает участие император. Венчание происходило в Царском Селе».

С.В. Трубецкой не любил супругу. Молодые разъехались уже летом 1838 года, после рождения дочери.

В конце 1839 года его перевели из лейб-гвардии Кавалергардского полка на Кавказ, где прикомандировали к Гребенскому казачьему полку. Вместе с Лермонтовым он участвовал в экспедиции А.В. Галафеева. В сражении при реке Валерик 11 июля 1840 года он был ранен, а его имя вместе с именем поэта было вычеркнуто царем из народных списков.

Падчерица генерала П.С. Верзилина, в доме которого произошла ссора Лермонтова с Мартыновым, Эмилия Александровна Клингенберг (в замужестве Шан-Гирей) утверждала, что в 1840 году Трубецкой был на Водах. «Вспомнила я бал в Кисловодске, - пишет она. В то время в торжественные дни все военные должны были быть в военных мундирах, а так как молодежь, отпускаемая из экспедиций на самое короткое время отдохнуть на Воды, мундиров не имела, то и участвовать в парадном балу не могла, что и случилось именно 22 августа (день коронации) 1840 г. Молодые люди, в числе которых был и Лермонтов, стояли на балконе у окна… В конце вечера, во время мазурки, один из не имевших права входа на бал, именно князь Трубецкой, храбро вошел и торжественно пройдя всю залу, пригласил девицу сделать с ним один тур мазурки, на что она охотно согласилась. Затем, доведя ее до места, он также промаршировал обратно и был встречен аплодисментами товарищей за свой героический подвиг, и дверь снова затворилась. Много смеялись этой смелой выходке и только; а князь Трубецкой (тот самый, который был в 1841 г. во время дуэли Лермонтова) мог бы поплатиться и гауптвахтой».

Самое интересное, что вспоминала этот эпизод Э.А. Шан-Гирей по поводу мистификации П.П. Вяземского! 22 августа 1887 года она пишет из Пятигорска в редакцию «Русского архива», где были опубликованы фрагменты данной мистификации, с целью «поместить в ближайшем номере журнала опровержение на некоторые неточности, вкравшиеся в письма г-жи Оммер де Гелль».

В мистификации указано: (запись № 120, Кисловодск, 26 августа 1840 года).

«Приехав в Кисловодск, я должна была переодеться, - так как мой туалет измялся дорогой. Мы едем на бал, который дает общество в честь моего приезда. Мы очень весело провели время. Лермонтов был блистателен…». Эмилия Александровна говорит лишь о том, что дата проведения бала не совпадает (этот прием со сбивкой дат, кстати очень часто используется Вяземским): бал в день коронации проходил 22 августа, у Адель Оммер де Гелль другая дата – 26 августа. Однако, мемуаристка вовсе не отрицает присутствия на балу очаровательной француженки!

Но вернемся к С.В. Трубецкому. Такую же склонность к риску, как на описанном выше балу, он проявил и в 1841 году. Принимая на себя обязанности секунданта, он заведомо рисковал, так как это могло закончиться для него крайне неблагоприятно.

После гибели поэта С.В. Трубецкой был выслан к месту своей службы. 1 августа 1842 года его перевели в Апшеронский пехотный полк. Вскоре он подал прошение об отставке.

В 1851 году за увоз от мужа-деспота молоденькой Лавинии Жадимировской Трубецкого арестовали, и Николай 1 распорядился посадить его под арест в Алексеевский равелин. Отсидев там свой срок, лишенный титула, чинов, знаков отличия, он был отдан в солдаты в один из пехотных полков в Петрозаводск, а затем – в Оренбургский край. По дороге в Оренбург он тяжело заболел.

Перед смертью князь поселился в своем именьеце Сапун Муромского уезда Владимирской губернии. Рядом с ним находилась разведенная Лавиния Жадимировская, которая была с ним до самой кончины, как бы доказав как много порой может значить женщина в жизни безрассудного мужчины.

М. ГЛЕБОВ (Михаил Павлович) (1817-1847).

Нельзя не сказать особо и о секунданте Лермонтова на роковой дуэли Михаиле Глебове.

Вспомним, как описывает поэт сражение с горцами на реке Валерик, состоявшееся летом 1840 года:

И два часа в струях потока

Бой длился. Резались жестоко,

Как звери, молча, с грудью грудь,

Ручей телами запрудили.

Хотел воды я зачерпнуть…

(И зной и битва утомили

Меня), но мутная волна

Была тепла, была красна.

В этой битве принимал участие и Михаил Глебов, сын орловского помещика, 23-летний корнет лейб-гвардии конного полка. На Кавказ он прибыл после окончания юнкерской школы. Здесь судьба и свела его с Лермонтовым. Они стали приятелями. Судя по отзывам товарищей, Глебова любили и уважали за обширные знания, удаль и храбрость, за веселый нрав и честность, за дружескую веру.

Известен экспромпт Лермонтова, в котором он обратился к имени друга с теплыми словами:

Милый Глебов,

Сродник Фебов,

Улыбнись,

Но на Наде,

Христа ради,

Не женись!

(Глебов в то время слегка ухаживал за Надеждой Петровной Верзилиной).

Михаил Павлович Глебов родился в 1817 г. в семье отставного полковника, орловского дворянина. В 1838 г. окончил юнкерскую школу в Петербурге и был определен в конногвардейский полк вместе с родственником поэта Дмитрием Столыпиным (братом Мунго). Возможно, что именно через него Глебов и познакомился с Лермонтовым.

Весной 1840 г. будущий секундант поэта в числе «охотников» (волонтеров) перевелся на Кавказ и вместе с Лермонтовым принял участие в летней экспедиции генерала Галафеева, где в деле с горцами на реке Валерик получил тяжелое ранение в ключицу.

Залечивать рану он поехал в свое родовое имение Мишково. Долгое время считалось, что по пути на Кавказ, весной 1841 года, Лермонтов заезжал к своему товарищу в гости. Первое сообщение об этом появилось в 1890 г. в «Историческом вестнике», в заметке Коробьина. Но Г.В. Малюченко в своей статье «Бывал ли М.Ю. Лермонтов в Мишкове» («Русская литература», 1982 г., № 4, «Наука», Ленингр.отделение) доказывает, что приезд поэта в Мишково – легенда.

Летом 1841 года в Пятигорске Лермонтов и Глебов встретились как старые друзья. Жили по соседству. Поселился Глебов во флигеле дома генерала П.С. Верзилина вместе с Николаем Мартыновым – убийцей поэта, неподалеку от домика, в котором жили М.Ю. Лермонтов и А.А.Столыпин. Естественно, что Глебову была известна вся преддуэльная история. Глебов был свидетелем ссоры Лермонтова с Мартыновым. По свидетельству современников, в преддуэльные дни в Пятигорске он делал все для примирения противников. Трогательно было его поведение и после трагического исхода поединка. Он остался один под проливным дождем с телом убитого поэта.

На следствии Глебов, согласно договоренности между участниками дуэли, был вынужден придерживаться формальных показаний, о многом промолчать. Но друзьям и близким знакомым он сообщил некоторые подробности. Так, Эмилия Александровна Шан-Гирей писала в своих воспоминаниях: «Первый стрелял Мартынов, а Лермонтов будто бы прежде сказал секунданту, что стрелять не будет и был убит наповал, как